Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

летчик

Светлана Кекова

***
Речь бунтаря вращается, как винт:
я зеркало, я дух, я лабиринт,
я горсть песка, я сеть для ловли света,
я город, возведенный на крови,
я сирота и я дитя любви,
я гость под кровом Ветхого Завета.

Речь кроткого, как рана, горяча:
Господь от нас скрывает три ключа –
один из них от гробового свода,
а два других – от житниц и от туч.
Но иногда проходит зренья луч
сквозь нервные сплетенья небосвода

и видит, что принадлежит Тебе…

Мы при последней, говорят, трубе
изменимся, и ничего не знача,
как странник, с изменившимся лицом,
я с матерью увижусь и отцом,
их обниму в пустых пещерах плача.

***
Просыпается утром не тот человек, кто спал.
Тот, другой, летал над вершинами черных скал,
над волной морской, над улицею Тверской,
тот, другой, совладал со своей тоской.

У него – молодое имя, иная стать.
Он могуч, как ангел, прекрасен и полон сил.
Засыпает ночью не тот, кто ложится спать,
умирает тихо не тот человек, кто жил.

Он теперь лежит, как в замерзшей земле зерно.
Я найти пытаюсь пропущенное звено
между этой жизнью и жизнью незримой той.
где сидят, обнявшись, разбойник, дитя, святой.

Я найти пытаюсь ту точку, где явь и сон,
словно жизнь и смерть, на минуту одну сошлись.
А когда найду – Благодать победит Закон,
и пустая бездна, как небо, поманит ввысь.

из подборки
https://magazines.gorky.media/bereg/2021/73/iskupitelnyj-svet.html
летчик

Юрий Казарин

* * *
Мои слова умрут со мной
и станут вечными отныне:
живые - в глине ледяной,
и мертвые - в горячей глине.
Два слова - выдох или вдох:
бог появляется на вдохе -
репейник и чертополох.
И богу помогает бог.
В репейнике. В чертополохе.
Сосна войдет в сосновый бор,
как в зеркало: сосна и сосны, -
и видит в них себя. В упор
и всю: и сердца перебор,
и месяц август високосный.
летчик

(no subject)

* * *
по хотению ль своему
причитается что – кому,
с горем выпало пополам
кто бы знал отчего – к делам
приобщённое по суду,
где бесследно – как на виду,
под землёй – иже в небеси
битый козырь земля-луна
пущен трещиной по оси
дождевого веретена:
мол, развяжем ли, рассечём, -
снисхождению нипочём,
ослеплению всё равно –
обнародует ли его,
исповедует ли отказ,
разрастается ли кустом
снисходительное сейчас -
ослепительное потом…
летчик

(no subject)

* * *
снов куда брызнут осколки – туда и мы

стрелы поют, невесомы, на дно сумы
падают каменщик, всадник, монах, жених

ковшиком где две ладони – станцует в них
зеркало: трещин его золотой запас

облако пересечений – уже без нас
летчик

Полярный ислам

7) «Полярный ислам» как новый социальный феномен Крайнего Севера: к пересмотру мусульманской географии России». Доклад кандидата исторических наук, доцента А. А. Ярлыкапова, МГИМО. Комментарии проф. А. К. Магомедова.



Докладчик и комментатор отмечали, что массовое прибытие выходцев из Центральной Азии в российскую Арктику можно назвать новым явлением, характерным для 2000-х гг., отмеченных бурным экономическим ростом в России. Однако необходимо отметить, что присутствие мусульман в Арктике имеет достаточно глубокие корни, которые уходят в советские времена. Фактором, который связал мусульманские регионы Советского Союза с Арктикой, является нефтяная промышленность Сибири и субарктики. В 1960-х гг., когда были открыты крупные нефтяные месторождения Западной Сибири, в частности в Ханты-Мансийском автономном округе, здесь начали работать азербайджанские инженеры, обучавшиеся в Бакинском институте нефтехимии. Спустя десятилетие - в 1970-х гг. в Западную Сибирь начали приезжать татарские и башкирские специалисты-нефтяники, которые заняли крепкие позиции в нефтяной отрасли региона. Постсоветские десятилетия внесли новые нюансы в характер азербайджанской миграции: количество азербайджанцев в арктических городах резко увеличилось, на этот раз не в нефтяном секторе, а в сфере услуг, в частности, в рыночной торговле. В результате, в таких городах, как Сургут, сложилась довольно большая и хорошо организованная азербайджанская община. Другой тип миграции характерен для "новых" мигрантов из Средней Азии. Они не пережили двух волн миграции, как азербайджанцы и татары с башкирами. Выходцы из Средней Азии, прибывшие в арктические города России в постсоветский период, были в основном неквалифицированными рабочими, а не инженерами. Хотя уже сегодня многие таджики и кыргызы, которые поселились в России уже десять лет назад, сумели подняться по профессиональной лестнице. Несмотря на эти различия, отпечаток на городском ландшафте, оставленный этими среднеазиатскими мигрантами, отчасти схож с азербайджанцами, татарами и башкирами: места мусульманского поклонения стали одним из самых удивительных аспектов субарктических городов России, поставки на северные рынки осуществляются главным образом за счет так называемых "азиатских" или "южных" продуктов. Приезд и закрепление в среднесрочной или долгосрочной перспективе мигрантов из Центральной Азии и Кавказа в арктических городах привело к ряду изменений в городском ландшафте: наблюдается растущее число мечетей и молельных домов; появление этнических районов с их специализированными магазинами, ресторанами, кафе и базарами; новые социальные возможности для общин мигрантов, которые стремятся воссоздать вид общественных институтов, которыми они пользовались дома. Формируются новые стратегии взаимопомощи. Например, мигранты из Центральной Азии, как правило, объединяются по национальности или по регионам, в то время как дагестанцы воссоздают свои джамааты (религиозные общины, часто суфийские) на фоне роста смешанных браков с русскими или коренными народами.
отсюда
http://cspiit.ru/121220.html
летчик

(no subject)

* * *
где робость во Имя Твоё
в коросте, в доспехе
жива - прошивают её
шумы и помехи
молитва одетых во мглу
пустых и постылых

хранитель идёт по стеклу
в железных бахилах
и трещин колышется сеть
где хочет
как смеет

и знаем
ему не успеть

и верим
успеет
29.12.19
летчик

Борис Гребенщиков

В день рождения поэта

Дубровский
Когда в лихие года пахнет народной бедой,
Тогда в полуночный час, тихий, неброский,
Из леса выходит старик, а глядишь – он совсем не старик,
А напротив, совсем молодой – красавец Дубровский.

Проснись, моя Кострома, не спи, Саратов и Тверь,
Не век же нам мыкать беду и плакать о хлебе,
Дубровский берет ероплан, Дубровский взлетает наверх,
И летает над грешной землей, и пишет на небе:

Не плачь, Маша, я здесь;
Не плачь – солнце взойдет;
Не прячь от Бога глаза,
А то как он найдет нас?
Небесный храм Иерусалим
Горит сквозь холод и лед.
И вот он стоит вокруг нас,
И ждет нас, и ждет нас…

Он бросил свой щит и свой меч, швырнул в канаву наган,
Он понял, что некому мстить, и радостно дышит.
В тяжелый для Родины час над нами летит его аэроплан,
Красивый, как иконостас, и пишет, и пишет:

Не плачь, Маша, я здесь;
Не плачь – солнце взойдет;
Не прячь от Бога глаза,
А то как он найдет нас?
Небесный храм Иерусалим
Горит сквозь холод и лед.
И вот он стоит вокруг нас,
И ждет нас, и ждет нас…

https://reproduktor.net/gruppa-akvarium/dubrovskij/
летчик

Егана Джаббарова

(к дню рождения поэта 27 октября)

АЛЬ-ХАККА (цикл стихов)

.
1.
хрупкие хребты твоих плеч рушатся
линии на ладонях крошатся
бес.

синее одеяло покрывает тебя и мучается
вяжется хрустальный снег,
спрятался затемно лес.

кажется
из лесу из леса выпросишься-вымолишься-выплачешься
и явится тебе бог среди этих мест.

мольбы-молитвы млечными бусинами выплеснутся
в руки слепых женщин, умерших
здесь.

2.
беги, милая, через лес
спасайся от дома
от пышного стола
от матери от отца
и от самой себя.
беги, милая, беги
в руки мужа-бога-неба-горы-скалы-пыли
беги туда где виснут четным числом на столбе
все, кто были,
чьи рты врали-скулили

но большее: убегая смотри
не оглядывайся. как следует молись
говори: «с миром»
плюй через левое плечо на чертей
и на небо смотри, как на детей.

3.
кто тебе, дорогая, твою золотую ладонь
обводил, словно прялку, немыми клубками святыми
начертил на тебе гордый след вязь арабская были
ты не в мать не в отца
в колыбели тебя не любили
недолюбленной, милая, выдворили-выводили.

4.
а седьмой холм взрастят высотой
ястребиной – чтят
а на нем будет восемь женщин и все в ряд
а над ними витать будет месяц полупустой
а за месяц держаться будет Господь звездой
а звезда полупьяная будет проситься спать
все молитвы женщина будет земле читать

5.
ты потом отойдешь
всю пустыню проглотишь ртом
и от кактуса будут черные иглы в нем
два холма как горба верблюжьих
поверх ткань
разрисованы руки хной
твои руки – даль
всей немой полумертвой женской слепой судьбы
раскатали, как тесто, и выкинули: смотри
вот узоры стянулись в черную точку сна
мама песню поет:

доченька, смерть пришла.

6.
мсье Ибрагим читает мое лицо,
искрится оно золотое,
как суры вяжется,
вьется черным платком
падает на снегу

мсье Ибрагим сам себе улыбается:

кажется, это лицо я еще спасу.

7.
Азраил склонившись над моей головой,
летит,
ветви качаются раскачиваются и спят
дети в окружении детей укрыты до пят
Азраил берет меня за руку – все молчат.

отсюда
http://www.lik-bez.ru/archive/zine_number5748/zine_poems5750/publication5775
летчик

(no subject)

* * *
Соскучимся по берегам янтарным
и выплывем, собой переплатив,
уступим струнным, духовым, ударным -
обыденности жертвенный мотив,
где зной дохнёт – и тополя побелит,
полнеба семенами засорив…

Никак хозяин пира не разделит
пришедших – на незваных и своих,
живых и – Бог их знает…
В кубках что-то
ведь пенится, ведь это осень, брат,
жемчужным пухом заткала болото
и ветреной лазурью – листопад…