Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

летчик

Виктор Качалин

УНГЕРНИЯ
(Цветок, весной в Таджикистане расцветающий первым - унгерния. Целебный. Назван в честь жившего в Турине балтийско-немецкого ботаника и врача Франца Унгерн-Штернберга (1808—1885).

* * *
- Что лечит?
- Не знаю.
- Наверное, лечит мир от двуязычия своей красотой,
хочется молча пробовать её на язык.

- Что будет?
- Не знаю. На Памире каждый цветок
пьёт небо, пока оно, опьянённое,
не грянет на землю.

* * *
Человек сгорающий, что он видит,
кроме бессмертия.

Человек играющий,
что он видит, кроме камней и добра реки.

Человек мигающий смотрит в оба туннеля,
и его оживает свет.

Обожаем друг друга,
но никто не освобождал нас
от обожения.

Прощайте, в горах перекрёстки,
и здравствуй, небо.

ОТСЮДА
https://duhov-vek.livejournal.com/
летчик

Алексей Пурин

* * *

Deus conservat omnia

Всё сохраняется — гербарий
и драгоценный саркофаг,
дивидиромы дивных арий,
мыслехранилища бумаг,
секрет желёз, секреты наций,
и сталактит, и сталагмит,
инскрипты, перечни реляций...
Лишь душу Бог не сохранит...
Бог сохраняет всё — руины
Равенны, Рима, гул Ла-Скал,
громады гор, простор долины,
холмы Тосканы, что искал
в тоске, не дочитав Назона...
Души же призрачны черты —
хранить их Богу нет резона.
За душу отвечаешь ты.

Письмо из Москвы

Здравствуй! Пишу из Москвы, где не бывал полвека.
Кремль побелён, в нём — Главная випитека.
Оба огромных храма, Охотный Ряд
преобразивших, с Господом говорят.

По осушённой реке движутся пи-мобили.
В Замоскворечье (помнишь, мы так любили
тихие улочки!) вырос Запретный бор
с Тайным дворцом, похожим на спецприбор.

На Воробьёвых колосс высится государев —
с сакраментальной фразой «Добей, ударив!»,
сказанной им с затонувшей потом «Двины»
в двадцать вторую секунду Большой войны.

На площадях повсюду его портреты:
рыжие бакенбарды, пышные эполеты,
зоркий, как учат в школах теперь, зрачок,
ЩМечик* в петлице, чистый воротничок.

Местные жители набожны, но терпимы
(христомуслимы!): всё братья да побратимы;
и иноверцу-русскому скажут так:
«Брат! Кто ж поедет за рупель! Гони пятак!»

Остановился, вообрази, в «Пекине»
(вряд ли кто помнит, что значит названье, ныне).
В доме напротив — посольства всех тех шести
стран, что остались на карте. За сим прости.

* Щит и меч — символ ЧК.

из подборки
http://znamlit.ru/publication.php?id=7503
летчик

(no subject)

* * *
Дорог родник – где песчинок туман
зыблется донный,
словно в горящем соборе орган
приговорённый:
горла трепещут и жерла дрожат…

Дорого эхо – клубясь на ножах
порванной кроной…
летчик

Александр Гальпер

ОШИБКА

В 1925-м году Маяковский был в Америке
И увидел Бруклинский мост.
Тогда это был самый длинный подвесной мост в мире.
Седьмое чудо света.
Русский гений немедленно сотворил поэму «Бруклинский мост» —
Симфонию науке, технике и футуризму,
Но, вернувшись в Москву,
Маяковский подвергся критике
За восхваления капитализма,
Преклонения перед Америкой
И вынужден был добавить строчки,
Что с этого замечательного моста
В ужасном городе желтого дьявола прыгают в Гудзон
Несчастные безработные.
Проблема, что тогда в Москве
Не было людей, которые знали
Нью-Йорк
И кто бы мог его поправить,
Что под Бруклинским мостом течёт не Гудзон,
А Ист-Ривер.
Гудзон с другой стороны Нью-Йорка.
Потом поэт застрелился — и
Теперь эта ошибка
Уже будет там навсегда.
Никто не имеет юридического права
Её исправить.
Лет двадцать назад
Один безработный американский авангардист и
Любитель творчества Маяковского прыгнул с этого моста
С дельтапланом.
Летел пару километров
И потом всё-таки упал в Гудзон,
Доказав всем,
Что любимый поэт был прав.
Правда — вещь относительная!

из подборки
http://textura.club/razgovor-s-klassikami/
летчик

(no subject)

* * *
Спишь –
как над мёдом ворожат…

И забытьём твоим прижат
пляж к рельсам – расселённый дом:
там стебли длинные – в надлом,
там ивы старые – страда
не правды и не лжи, когда
летящим золотом их грив
пчеле аукнется родство –
цветок покинувшей, добыв
не ложь, не правду –
волшебство…
летчик

(no subject)

* * *
бархатный сезон, в золотой расплав
уготованные века

что-то в человеке, в его снах
из такого-то далека

видит истину как улыбку-шрам
револьвер-полувертолёт

по решёткам шорохов
по швам

разберёт
соберёт
летчик

в нужном месте, в нужный час

Оригинал взят у 07122 в в нужном месте, в нужный час
Оригинал взят у hobopeeba в Волшебство какое-то...
В магической Каппадокии мы были уже третий раз. На этот раз мы застали ее зимой. Вообще по земному шару можно путешествовать бесконечно: одно и то же место в разные время года и погоду имеют свое очарование и красоту. Каппадокию зимой мы редко видим на снимках, да и снег там застать тяжело: полупустыня, осадки идут раз в три месяца. Но этот год был щедр на снежные бури. И прям перед нами насыпало снега столько, сколько не лежало аж 20 лет + ожидание полетов заставило взмыть в воздух не 10, а целых 50 шаров!


Collapse )


летчик

Осенний вепсский лес

Оригинал взят у un_ricciotto в Осенний вепсский лес
И снова вепсский лес. Только теперь осенью. Ни одного комара – счастье! Но в этом году нет клюквы – были летние заморозки. Всё уравновешивается) Если бы я не поехал сюда, мучился бы всю зиму – нужно было доснять несколько сюжетов для проекта, который скоро, наконец, покажу в полной мере. А может это всё отговорки, просто место такое притягательное – тихое, но в этот раз не такое уж и безлюдное. В эту поездку на моём пути ни раз попадались дружелюбные рыбаки, а в одной из деревень меня пустили на ночь в избу, накормили ужином и дали отогреться в бане.



Collapse )


летчик

На железном олене и шайтан-арбе

Оригинал взят у esdra в На железном олене и шайтан-арбе

3563818_1544428_original (700x609, 142Kb)Моя статья о легендарном велосипедисте Глебе Травине, который в 1928—1931 годах совершил путешествие на велосипеде вдоль границ СССР, включая арктическое побережье. Статья опубликована во 2 номере  российского географического журнала "Живописная Россия".

Он мечтал совершить самое необычное кругосветное путешествие за всю историю географических исследований – объехать весь мир на велосипеде. Но только закончилась Гражданская война и бывшему командиру Красной Армии о подобном проекте лучше не думать.  И тогда он решается на не менее опасный и сложный проект – пройти на велосипеде по всей границе СССР. Фантазер, романтик, мечтатель, прожектер… такие слова он слышал в свой адрес. Но это не остановило его.

В 1928 г. обычный электрик из Петропавловска-Камчатского Глеб Леонидович Травин совершает трехлетнее путешествие на велосипеде. Он проходит 85 тыс. км вдоль границ Советского Союза. 40 из них — по побережью Северного Ледовитого океана, от полуострова Ямал до мыса Дежнева. До и после него никто не смог отважиться на такое амбициозное и опасное мероприятие. Но он смог, потому что всю свою жизнь готовился к этому самому главному поступку, бросив вызов не просто несовершенной технике, суровой арктической природе и непроторенному маршруту, но и самому себе.

Он родился в апреле 1902 г. в Псковской области. Отец Глеба — лесник по профессии — с детства водил мальчика в лес, учил находить еду и ночлег в полевых условиях, приучал питаться сырым мясом. В юные годы Травин основал кружок «охотников-следопытов», изучал слесарное дело, фотографию и ботанику. В 1913 г. семья Травиных переехала в Псков. Похоже, сильное влияние на становление личности Глеба оказал школьный учитель географии Яков Никандрович, который поощрял речные походы мальчика и помогал с определением видов животных и растений.

Collapse )

летчик

Переплетения. Первая женщина исследователь Арктики Ерминия Жданко

Оригинал взят у esdra в Переплетения. Первая женщина исследователь Арктики Ерминия Жданко

3563818_199300_600 (600x514, 83Kb)Работая над статьей о первом русском полярном летчике Яне Нагурском, совершившим первым полет в Арктике в августе 1914 года и положивший начало полярной авиации, я наткнулся на удивительный факт.  В 1912 г.  В. А. Русанов, Г. Л. Брусилов и Г. Я. Седов предприняли отчаянные и трагические экспедиции в Арктику. Все три экспедиции пропали без вести в полярных широтах. По инициативе Русского Географического общества 18 января 1914 года Совет министров дал указание морскому министерству организовать их поиски. Организационные работы проводилась в Главном гидрографическом управлении Морского министерства. Начальником управления генерал-лейтенантом М. Е. Жданко впервые был поставлен вопрос о привлечении к поискам пропавших полярников авиации.

Интересно, что у Михаила Ефимовича была племянница с редким именем Ерминия. Она погибла в экспедиции на "Св.Анне" - той самой экспедиции, история которой послужила В. Каверину основой "Двух капитанов".

Ерминия Жданко (1891-1914) – первая русская женщина, участвовавшая в высокоширотном дрейфе.

Она родилась в семье генерал-лейтенанта А. Е. Жданко (1857–1917), известного своими прогрессивными взглядами (родного брата М.Е.Жданко).
 
Ерминия Александровна росла человеком решительным и смелым. Еще когда ей не было и 14 лет, она едва не укатила к отцу защищать Порт-Артур.

На «Св. Анну» она попала совершенно случайно в качестве пассажирки на период перехода из Петербурга в Архангельск (врачи для лечения ей порекомендовали морские прогулки), но во время плавания вокруг Скандинавии, увидев проблемы экспедиции, в частности отсутствие врача, отказавшегося от участия перед самым отходом, она приняла решение остаться. Это ее решение подкреплялось еще и тем, что незадолго до этого она окончила курсы сестер милосердия.

Брусилов согласился с решением Ерминии Жданко, "так как надо было иметь еще хотя бы одного интеллигентного человека для метеорологических наблюдений и медицинской помощи", как он писал в  письме.

Е. А. Жданко также стала заведовать продовольствием и фотографированием. Она раздала всему экипажу толстые клеенчатые тетради, собственноручно ею озаглавленные: "Дневник матроса (фамилия) экспедиции Брусилова от Петербурга до Владивостока, которая имеет цель пройти Карским морем в Ледовитый океан, чтобы составить подробную карту в границах Азии и исследовать промыслы на тюленей, моржей и китов".

В своем последнем письме из Александровска-на-Мурмане Ерминия пишет письмо родителям с объяснением причин своего поступка: «....когда об экспедиции знает чуть ли не вся Россия, нельзя же допустить, чтобы ничего не вышло. Довольно уже того, что экспедиция Седова, по всем вероятиям, кончится печально»,  «Юрий Львович такой хороший человек, каких я редко встречала, но его подводят все самым бессовестным образом…», "Все это на меня произвело такое удручающее впечатление, что если я сбегу, как и все, то никогда себе этого не прощу..."  Письмо заканчивается словами: «Прощайте мои милые, дорогие. Ведь я не виновата, что родилась с такими мальчишескими наклонностями и беспокойным характером, правда?». Отец ответил следующей телеграммой: «Путешествию Владивосток не сочувствую. Решай сама. Папа».(Алексеев Д. А. Неизвестные письма русской полярной экспедиции 1912 года на "Св. Анне".-Летопись Севера, М, 1985, т. XI, с. 190).
 

От штурмана В. И. Альбанова  известно, что во время дрейфа она проявила завидную выдержку, мужество и твердость духа, самоотверженно ухаживала за больными и до конца разделила трагическую судьбу экспедиции. Сдавали сильные мужчины, а она терпела. Один из двух спасшихся участников экспедиции А. Э. Конрад  так отзывался о ней: «Мы все любили и боготворили нашего врача, но она никому не отдавала предпочтения. Это была сильная женщина, кумир всего экипажа. Она была настоящим другом, редкой доброты, ума и такта…». На начало экспедиции ей было 22 года.

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru