Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

летчик

(no subject)

* * *
Где за волной баюкает волна
смерть времени, одной любви – всё ново,

смешной вопрос – стареет ли она,
где не взрослеет слово,

плывя, куда б ни вынесло, живя
по руслам лжи, по распродажи рекам,

где пух и перья, мех и чешуя
торгуют человеком…
летчик

(no subject)

* * *
Смех прорастает в слёзы, как завет,
легенда говорит: защиты нет,
есть шесть небес, а за седьмым – прародин
так много у тритонов и ужей;
трепещет калька влажных чертежей,
жизнь – это вроде звёзд над половодьем,
смерть – это как ступить в свои следы,
издревле по сейчас – большой воды
легенда и без почерка корява,
поет она, щебечет дотемна
о том, что больше дерева – луна,
и ближе перемычки – переправа…
летчик

Владимир Гандельсман

15. Заказное кино

Рабочие в шапках-ушанках —
«Заводы, вставайте, шеренги…» —
из пламенных и неустанных,
впряженные в сталелитейные реки,
мы в утро выходим, зима,
скользи — вот земля! —
от трехпроцентного займа
к палаццо из хрусталя.

Черно-белый просмотр,
зерна воздуха на просвет,
тридцать пятый год, мотор,
гимнастерки, брезент,
бодреливая песня:
«Проверьте прицел, заряжайте ружье…»
Сердцу грозному тесно,
и в ушах — зов заветного эха: «Ужо!»

Мы люди, мы сплошь коты
Шрёдингера-Гитлера-Джугашвили,
живы и мертвы, я и ты,
одновременно. Мы — или-или.
Атом распадется, а покуда — здравица
с заупокойницей крутит шашни
и рубиновая загорается
на Спасской башне.

Воскресим же мертвых,
соберем, спасая честь, все племя
человеков. Прочь из комнат спертых,
преодолевая время
и пространства косность,
в синеву взлетая небосвода.
Звери выйдут проводить нас в космос
и вздохнут свободно.

Птицы хваль споют прощальную
и счастливую, как пролетарий,
рыбы заглядятся беспечально
на высокий планетарий,
на манящий Млечный —
сколько мы не покоряли лет его?
Как нам будет вечно,
как легко и фиолетово!

отсюда
https://magazines.gorky.media/zin/2020/2/stihi-iz-velimirovoj-knigi.html
летчик

(no subject)

эпидемия

дни пролетели так быстро так юрко
словно в зверьке
(Д. Новиков)

степь, золоторунная орда
голый материк
чумной зверёк

до рожденья около плода,
те ли тебе хляби – поперёк
те ли тебя топи не поймут
где каблук уходит в облака
час – рождает время

а минут
смерть неосмотрительна
пока
05.03.20
летчик

(no subject)

* * *
Пожар от огарка,
беда и бравада,
кружи себе, чарка –
зрачок винограда…

А лозы
безглазы:
обрыв, а не норов –
как все пересказы
ночных разговоров…
летчик

(no subject)

* * *
…где ночи не отлучены,
но ризы озера черны,
где слёзы - с возрастом луны -
рассохлись в шорох, солоны,
на дне промоин города
мертвы, зачем тебе – туда,
в лепное пламя тополей,
оглядываться,
Галилей…
летчик

(no subject)

***
Сквозь туман кремнистый путь блестит...
(М.Ю.Л.)


1.
крест-коса: не спросишь, омут –
или мост

герб на оттиске не тронут
только воск
то свечной на документе
то чумной

о кремнистых звёздах смерти
о ночной
каменистой переправе
голоса

сон во сне – десница яви
меч-лоза

2.
…вода поёт, глаза прикрыв,
и если смерть перечитаем,
то ночь на юге вся – обрыв…

Пошедшему кремнистым краем,
но повернувшему сюда
так ветрено и одиноко,

что отвернётся и звезда,
воде передоверив око…
летчик

(no subject)

* * *
на пропасть пьющих - одна
вода не стала былой
судьба не занемогла

река то - нить за иглой
ведёт саму себя сквозь
то - ни жива, ни мертва
так чья-то стиснула горсть
протоки и острова
обломки и поплавки
стремнины сталь в кулаке

нож острый – мимо реки
прошедшему
налегке
летчик

(no subject)

* * *
На вкус и цвет, на суд и постриг,
на вздох и голос –
напоказ –
как в половодье через мостик –
весь разом бедствия запас,
точнее, безучастный обух
ошибки,
спешки ли какой
в делах спасения на водах,
в телах у смерти под рукой…
10.12.19
летчик

Дмитрий Гаричев

* * *

вот съезжаются недопроявленные друзья:
сисадмины, юризды, и прочая вся русня,
школота отмелькавшая: имя им макс, да стас,
и прекрасны в печали, словах своих золотых,
а к девятому дню остается четверо нас,
самых, что ли, незанятых

вот внимательный брагин, простой, как названый брат,
на продавленной «бэхе»; от сизых балтийских блат
свету зотову в клюве железном принёс «сапсан»:
девять лет ни привета, но все, как есть, на плаву;
и премудрый махнёв, почерневший изрядно сам,
угольную ведет вдову

смерти нет, но наличествуют не веселья для
низкий свет, изныванье зимы около нуля,
непростиранный воздух и неразобщённый снег:
все дыряво в природе, и лоб у нее горяч;
а в широкой сети на подставленной всем стене
современный развешан плач

вот и я, друг из класса, издёвщик, пиковый хлап,
говорю, что могу, но правдивей вороний храп
над поселком покойничьим, окликающий нас
не по имени, но верней, чем родная мать,
и махнёв, грознобровый, как новгородский спас,
не спешит лицо поднимать

вот мы гнутым стоим караулом вокруг поста
с четким фото и скомканной девочкой у креста,
так что, если не плачешь, хоть глупость с лица сотри
над прибоем повальных, с запёкшейся коркой, роз,
но друзей пожалей за горячую кровь внутри
и предательски малый рост

школьный город ваш предан застройщикам и бычью,
и тоска ножевая когтит его грудь ничью,
ропщут дольщики, руки пустые воздев горе,
дети мечутся в поздних вагонах, но ночь темна
той же тьмой, что зияла на выпускном дворе
и хотела еще вина

это было давно и напрасно: я был тогда
нелюбим и заносчив, и в жизни не знал стыда;
пыль стояла над нами все лето; страшней всего
был «норд-ост», а теперь, наверное, простатит,
и чем мелочней ад и подробней помол его,
тем чудовищней этот стыд

отсюда
http://www.ijp.ru/text/3444