Category: наука

летчик

День почерка, графолог Эдгар Аллан По и т.д.

Правда ли почерк выдает характер, темперамент и другие черты человека?

23 января в США отмечают День почерка. Почерк — штука таинственная: многие убеждены, что по закорючкам на бумаге можно судить о человеке. ТАСС разобрался, так ли это на самом деле.
В школе детей учат писать по одному образцу, но несмотря на это, получается у всех по-разному. Эти особенности настолько характерны, что люди до сих пор скрепляют договоренности подписью, а в суды приносят результаты почерковедческих экспертиз, чтобы доказать авторство рукописей. Легко заключить, что, раз почерк индивидуален, то в нем кроется информация об индивидуальности: не только кому он принадлежит, но и какой это человек.
Эта идея обрела популярность в эпоху романтизма в конце XVIII — начале XIX веков. Писатель Эдгар Аллан По, пока был редактором Graham’s Magazine, анализировал почерки известных литераторов и публиковал в журнале заметки со своими заключениями. Черточки и завитушки тех, кто ему не нравился, удостаивались обидных эпитетов, например, «написано руками самого заурядного клерка».
Во второй половине XIX века французский священник Жан-Ипполит Мишон попытался подвести толкование почерка под научное основание. В 1871 году он стал издавать журнал «Графология», а позже выпустил несколько книг с описанием своего метода. Позже идеи Мишона были подхвачены в Германии. Там они перемешались с теориями психоаналитиков Зигмунда Фрейда и Карла Густава Юнга, а после Второй мировой войны вернулись в Америку и Великобританию, где получили дальнейшее развитие. В наши дни графология распространена везде, в том числе в России.

Что в почерке тебе моем

В обывательском представлении графологи определяют по почерку характер, но этим дело не ограничивается.
Специалисты в этой области готовы судить о темпераменте, типе мышления, уровне интеллекта и развития личности, эмоциональной зрелости, особенностях нервной системы, психическом и физическом здоровье, слабых и сильных сторонах в работе, совместимости супругов и еще много о чем.
Такая диагностика часто проводится психологами с клиентами, при трудоустройстве, для профориентации.
«Через почерк можно анализировать, как человек живет, воспринимает, реагирует и адаптируется к окружающему миру», — говорит графолог, кандидат психологических наук Лариса Дрыгваль. По ее словам, от активности психики зависит мелкая моторика — из-за этого возникает своеобразное написание символов.
Смешно отрицать связь мозга и мелкой моторики при письме. Письмо от руки является выражением микрожестов, свойственным конкретному человеку при конкретных поведенческих паттернах.
Графологи убеждены, что почерк самодостаточен, а дополнительные наблюдения и тесты для экспертизы не обязательны. Тем не менее Лариса Дрыгваль при анализе также учитывает биологические возраст и пол, чтобы определить психологическую зрелость и способ реагирования на мир: «мужской» или «женский». Ирина Бухарева тоже спрашивает пол и возраст, а еще — какой рукой пишет человек, какое у него зрение, есть ли травмы или болезни, способные повлиять на письмо, принимает ли он сильнодействующие лекарства. Все это учитывается при анализе.

Маленький эксперимент в редакции ТАСС

Со слов приверженцев графологии получается, что в умелых руках проверка почерка — бесценный инструмент для понимания человека.
Неудивительно, что им заинтересовались в ЦРУ: от выводов агентов и аналитиков подчас зависит безопасность людей и государства.
Правда, в рассекреченном отчете, который так и озаглавлен — «Оценка графологии», ее эффективность ставится под сомнение. Рассуждая вообще о любых методиках оценки личности, автор отчета Рундквист говорит о так называемом эффекте Барнума, «лучшем друге шарлатанов».
Суть эффекта Барнума в следующем: если дать человеку туманное описание личности, но сказать, что оно было подготовлено именно для него, то такое описание кажется очень точным. Как-то раз Рундквист продемонстрировал этот эффект дюжине европейских разведчиков. Он попросил их написать что-нибудь на бумаге, выждал и после дал им личные характеристики. Десять из 12 человек с ними согласились, а потом узнали, что заключение было одно на всех — Рундквист взял его из немецкой газеты.
Похожий эксперимент я провел в редакции ТАСС. Десять коллег предоставили образцы почерка. На следующий день я прислал им результаты двух «экспертиз» и попросил оценить, насколько они точны. В каждой было написано 12 утверждений. Одну я взял на сайте графолога из отчета для какого-то запутавшегося мужчины, другую — из гороскопа для водолеев с астрологического сайта. Коллеги не знали о моей уловке — они думали, что их почерк проанализируют специалисты.
В первом заключении все десять человек полностью или частично согласились с двумя утверждениями: они считают себя тщательными исполнителями, думают, что серьезно относятся к жизни, ответственны и организованны, но не лишены слабых сторон. Наверняка то же самое вы можете сказать про себя. Из оставшихся десяти утверждений большинство было не согласно только с одним из дюжины. С гороскопом получилась та же картина, только все коллеги полностью или частично согласились не с двумя, а с четырьмя утверждениями о себе.
Конечно, моя проделка не отвечает строгим научным стандартам, а результаты нужно толковать с осторожностью. Может, коллеги просто плохо знают себя и покорно приняли мнения авторитетов. А может, они вправду похожи друг на друга, и это просто совпадение. Или кто-то увидел, как я заговорщицки щурюсь и потираю руки, что-то заподозрил и подговорил остальных нарочно дать такие ответы.

Случайные выводы

Надежность графологических методов время от времени проверяют и ученые. Графологи любят повторять, что множество исследований должны были развеять сомнения скептиков насчет точности анализа почерка. Это преувеличение. Психологи Карла Дацци и Луиджи Педрабисси из Падуанского университета пишут, что в научной среде нет согласия насчет графологии. Большинство академических статей, где говорится в пользу анализа почерка, вышли в 1970—1990-х годах или еще раньше. Речь в них шла в основном об исследованиях, в которых проверялась способность графологов предсказать успехи людей на работе и в учебе.
Впрочем, даже в деле подбора кадров результаты неоднозначные. Психологи Ефрат Нетер и Гершон Бен-Шахар из Еврейского университета в Иерусалиме обработали результаты 17 исследований. В общем счете в них участвовали 63 графолога и 51 человек без специальной подготовки, которым тоже давали проверить рукописные тексты. Оказалось, что профаны предсказывают будущие успехи соискателей на должность даже лучше, чем графологи, особенно когда в тексте содержатся биографические сведения.
Ученые из Университетского колледжа Лондона провели два эксперимента, в которых студенты выполнили психологические тесты, чтобы можно было оценить их личность и ум. Результаты сравнили с заключениями графологов, которые проверяли только рукописи. Специалисты по почерку не справились: их выводы оказывались верными не чаще, чем бывает по случайности. Упомянутые Дации Педрабисси провели похожие эксперименты и тоже не нашли доказательств, что графологический анализ способен что-то сказать о личности. Неудивительно, что Британское психологическое общество по надежности результатов ставит графологию на один уровень с астрологией (это согласуется с результатами эксперимента в редакции ТАСС).
Может, в почерке вправду скрыта какая-то информация о человеке. Эта гипотеза не опровергнута, а при письме действительно задействуются области мозга, которые в том числе влияют на личность и интеллект.
Но, судя по всему, если в завитушках на бумаге и скрыто что-то важное, то графологи не способны это распознать. Они просто творчески объясняют увиденное с помощью метафор, аналогий и символов.

Простота бывает обманчивой

Когда я спросил Ларису Дрыгваль и Ирину Бухареву о преимуществах анализа почерка, обе первым делом назвали простоту: чтобы провести графологическую экспертизу, от человека требуется только сесть поудобнее, расслабиться и написать полстраницы текста — даже ехать никуда не надо, а специалисту не нужно дорогое оборудование — разве что микроскоп, которым пользуются графологи, чтобы вглядеться в линии на бумаге. Но простота бывает обманчивой.
Аналитик ЦРУ Рундквист для оценки человека советовал смотреть на его биографию, образование, места работы, социальный статус, доход и тому подобные вещи. Психологи для определения черт личности, проблем и склонностей используют опросники с сотнями вопросов и проводят долгие интервью, иногда несколько раз, а для измерения интеллекта разработаны специальные тесты.
Эти методы отнимают много сил, времени и позволяют сделать лишь приблизительные выводы, только ничего лучше пока не придумано. У нас вообще мало точных ответов о себе и друг о друге, но из-за этого не нужно искать простые.
Марат Кузаев
отсюда
https://news.mail.ru/society/36069761/
летчик

Дмитрий Веденяпин

Озон. Рождение слова

Запах земли и света после дождя,
Запах надежды, да? Кристиан Фридрих
Шёнбейн ликует — ozo — не зря
Лора вчера так старательно мыла пробирки.

Окают окна, попискивают воробьи,
Всё как-то ясно вокруг, так сказать, аллотропно.
Клумбы, пруды, даже лужи скруглились в О3,
Что как бы не — а фактически правдоподобно.

Лора уносит пробирки — о этот звон
Чистых пробирок, сверкающих, как дождевые
Капли. Шёнбейн вдыхает озон
И выдыхает его в виде слова. Впервые.

* * *
Дом стоял на краю перелеска.
В окнах сосны и пихты.
Я открыл дверь, ветер смял занавеску,
Ты обернулась, вскрикнув.

Нет, получился какой-то Бунин, начинаем ещё раз:
Ветер смял занавеску.
Ты, оглянувшись, крикнула моё имя.
Жить оставалось вечно.

Нет, ещё раз: справа пихты и сосны,
Слева до горизонта поле пшеницы
Цвета твоих волос, полыхнувших на солнце,
Когда ты обернулась... Нет, это всё не годится.

Скажем иначе: всё могло быть иначе.
Всё и было иначе, чем было.
Трудно помнить или забыть, тем паче
То, чего не было — но ты забыла.

отсюда
http://znamlit.ru/publication.php?id=7135