Category: медицина

летчик

Игорь Померанцев

Первое и последнее стихотворения из цикла "Аптекарский сад"

* * *
Я знал его неплохо, можно сказать хорошо.
В мою аптеку он заходил часто.
Всегда брал экстракт корней одуванчика
(«печень надо чистить каждый день, как зубы»),
аспирин («от моей любимой мерцательной аритмии!»),
пачку темно-кровавого боярышника
(«для бодрости»).
Он относился к клиентам,
которых я называл про себя «реакционными романтиками».
Любил вспоминать, как мать в детстве
ставила ему горчичники на пятки,
и тогда-то он понял, что душа и вправду в пятке.
Еще с любовью говорил о кислородных подушках
(«прежде были пузатые цвета хаки, а теперь синие и плоские,
как постельные подушки»),
жалел, что не испытал на себе силу пиявок
и зелья из шпанской мушки,
рододендрона ржавого,
сушеной крови крота и летучей мыши.
После он куда-то исчез, и когда появился, я едва узнал его:
тусклые глаза, серая кожа, лыжная шапка на голове.
Он вяло поздоровался и протянул мне рецепт.
Я взглянул на рецепт и сразу всё понял.
Больше я его не видел.

..............

* * *
После тяжелой и продолжительной
выкарабкался.
Что помогло? Лыжная шапка?
Я ее и в жару не снимал.
Св. Агнесса?
Но она католичка.
Зелье из шпанской мушки?
Зашел в свою аптеку.
Спросил молоденькую аптекаршу,
когда будет господин провизор.
С кем мне еще поговорить
о сушеной крови крота и летучей мыши?
Она отвела глаза и сказала:
– Вы больше его не увидите.

полностью -
https://magazines.gorky.media/nj/2019/296/aptekarskij-sad.html
летчик

(no subject)

***
грусть
прорывается в присказки и отмазки
между делом - как разрабатывают связки
и суставы, но - просто так, и не ждут расправы
соглашаются (или нет) на перерывы
и тогда как лекарственные травы
пахнет сон, и сверхдальние заплывы
совершаются, и, прошив ладони
звёзды всё равно - дальше
чаемой в подтексте и обертоне
грусти
пусть и выломавшей клавиши
летчик

(no subject)

* * *
«Покуда, лоскуты сшивая,
танцует тёмный Адмирал…»
(Г. Власов)

вывих эха вбок
не по адресу почтальон
бабочка

коль срок
нам положен
а ей продлён

как паденье ниц
и муаровых лент обвал
в миллиард ресниц
медленно

адмирал