Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

летчик

(no subject)

эпидемия

дни пролетели так быстро так юрко
словно в зверьке
(Д. Новиков)

степь, золоторунная орда
голый материк
чумной зверёк

до рожденья около плода,
те ли тебе хляби – поперёк
те ли тебя топи не поймут
где каблук уходит в облака
час – рождает время

а минут
смерть неосмотрительна
пока
05.03.20
летчик

Виктор Качалин

УНГЕРНИЯ
(Цветок, весной в Таджикистане расцветающий первым - унгерния. Целебный. Назван в честь жившего в Турине балтийско-немецкого ботаника и врача Франца Унгерн-Штернберга (1808—1885).

* * *
- Что лечит?
- Не знаю.
- Наверное, лечит мир от двуязычия своей красотой,
хочется молча пробовать её на язык.

- Что будет?
- Не знаю. На Памире каждый цветок
пьёт небо, пока оно, опьянённое,
не грянет на землю.

* * *
Человек сгорающий, что он видит,
кроме бессмертия.

Человек играющий,
что он видит, кроме камней и добра реки.

Человек мигающий смотрит в оба туннеля,
и его оживает свет.

Обожаем друг друга,
но никто не освобождал нас
от обожения.

Прощайте, в горах перекрёстки,
и здравствуй, небо.

ОТСЮДА
https://duhov-vek.livejournal.com/
летчик

(no subject)

Забрили

Живой волосок серебрится –
с чего ему тут?..

В расчёт ни базар, ни больница
тебя не берут –
прикидки, мол, у первогодка,
как сердцу рука – недальние;
рядом – высотка,
где мрак облака
ломает, как сахар кромешный,
как мёд кусковой –
гречишный,
языческий,
грешный,
безбожно живой…
летчик

Юрий Казарин

***
Ласточка в голове,
ласточка в рукаве,
словно рука в траве,
в угольной синеве
дерево осязанья
ищет себя в листве
до потери сознанья:
волю, простор и путь –
вырваться, изогнуться,
горькую смерть сглотнуть,
выпорхнуть как-нибудь –
и оглянуться…

***
Видишь, капает, не попадая в рот, –
капельница в тебе растет,
как заледенелое древо,
если посмотришь выше и влево,
то увидишь, как собирает Бог
каждый твой предпоследний вдох,
и рыдает дежурная дева,
и готовит в бинтах для посева
кислородный хрустальный горох…
Ночью светлой кладешь больницу –
всю – на одну ресницу,
в каплю слезы вмещаешь
и за окном качаешь.
Снежинки слетаются к мертвецу,
к духу святому, сыну, отцу –
к любому заплаканному лицу.

из подборки
https://magazines.gorky.media/october/2019/12/yashhericza-lda.html
летчик

сиюминутное

* * *
1
…скоропись ливня, наитье травы,
преданность яблони – кроной и корнем,
жизнь – и печаль,
Рождество – и волхвы
(помним подарки их, с ярмарки помним
их возвращенье, ничуть не устав,
вечное – в неисчислимых обновах)…

В каплях и пчёлах, лучах, лепестках –
яблоня, облако в иглах медовых…

2.
каблуки – облака
музыка – щит

то, отчего легка
падающих
пёрышек толчея

крест
и гора

то, почему ничья
тоже – игра

3.
«Пообещай мне…»

Бог – на прощанье,
лёд – на ресницы:
лодки под грузом,
рынки,
больницы –
жизнь где по шлюзам
хлещет недужно,
плещет безгрешно…

Влажно и вьюжно,
слышно – что спешно
буквы на бирке
уразумели:
хвастают в цирке
ангелам звери
нюхом и мехом,
когтем и рогом…

Город под снегом.
Сердце под Богом.

4
хефрен-алеппо-палех-элохим

нить потянулась, вспыхнула сухим
стеклярусом – за голосом ничьим
ни зги, ни звука – еле различим
аэроплан зимы – в параличе

где взрослым дети дарят по свече
и вместе все, прожить без бурь и ран
дав слово, в букваре аэроплан
найдя, бегут на улицу опять

ягнёнка жарить, в яблоко стрелять

.
летчик

Игорь Померанцев

Первое и последнее стихотворения из цикла "Аптекарский сад"

* * *
Я знал его неплохо, можно сказать хорошо.
В мою аптеку он заходил часто.
Всегда брал экстракт корней одуванчика
(«печень надо чистить каждый день, как зубы»),
аспирин («от моей любимой мерцательной аритмии!»),
пачку темно-кровавого боярышника
(«для бодрости»).
Он относился к клиентам,
которых я называл про себя «реакционными романтиками».
Любил вспоминать, как мать в детстве
ставила ему горчичники на пятки,
и тогда-то он понял, что душа и вправду в пятке.
Еще с любовью говорил о кислородных подушках
(«прежде были пузатые цвета хаки, а теперь синие и плоские,
как постельные подушки»),
жалел, что не испытал на себе силу пиявок
и зелья из шпанской мушки,
рододендрона ржавого,
сушеной крови крота и летучей мыши.
После он куда-то исчез, и когда появился, я едва узнал его:
тусклые глаза, серая кожа, лыжная шапка на голове.
Он вяло поздоровался и протянул мне рецепт.
Я взглянул на рецепт и сразу всё понял.
Больше я его не видел.

..............

* * *
После тяжелой и продолжительной
выкарабкался.
Что помогло? Лыжная шапка?
Я ее и в жару не снимал.
Св. Агнесса?
Но она католичка.
Зелье из шпанской мушки?
Зашел в свою аптеку.
Спросил молоденькую аптекаршу,
когда будет господин провизор.
С кем мне еще поговорить
о сушеной крови крота и летучей мыши?
Она отвела глаза и сказала:
– Вы больше его не увидите.

полностью -
https://magazines.gorky.media/nj/2019/296/aptekarskij-sad.html
летчик

(no subject)

***
грусть
прорывается в присказки и отмазки
между делом - как разрабатывают связки
и суставы, но - просто так, и не ждут расправы
соглашаются (или нет) на перерывы
и тогда как лекарственные травы
пахнет сон, и сверхдальние заплывы
совершаются, и, прошив ладони
звёзды всё равно - дальше
чаемой в подтексте и обертоне
грусти
пусть и выломавшей клавиши
летчик

(no subject)

* * *
«Покуда, лоскуты сшивая,
танцует тёмный Адмирал…»
(Г. Власов)

вывих эха вбок
не по адресу почтальон
бабочка

коль срок
нам положен
а ей продлён

как паденье ниц
и муаровых лент обвал
в миллиард ресниц
медленно

адмирал
летчик

Еще раз - очевидец о блокаде Ленинграда

Оригинал взят у nkbokov в Василий Бетаки. Снова Казанова


 
4.ВОЙНА. (1941 - 1943)


   Блокада. Крыса подана! "Березарк" в детдоме. Белбаш, Как я воевал. Москва. Ростов. Что случилось в оккупированном городе.


      Эту главу мне почему-то хочется оставить в самом конспективном виде.


 


   Было вот как: отец пошел в военкомат, хотел записаться добровольцем в армию, даже показал какое-то офицерское кавалерийское удостоверение, но его по возрасту (53 года) и ещё по каким-то медицинским причинам отправили домой, приказав готовиться к эвакуации. А на удостоверение даже и не глянули.


 


   Дома Пантелеев долго изумлялся, как это отца, показавшего в военкомате бумаги белого корнета, тут же не арестовали! Но отец резонно заметил, что бывших белых в Красной Армии пруд пруди, и что во время сталинского разгрома армии ликвидировали множество красных командиров и комиссаров, а бывших белых, как ни странно, мало тронули...


 


   ...Первый эшелон с эвакуированными ленфильмовцами ушел в Алма-Ату в конце августа, и мы, назначенные во второй эшелон, отвезли багаж на московскую товарную 4 сентября. А шестого сентября замкнулась блокада, и нам предложили забрать багаж обратно.


 


   Через два-три дня была первая бомбёжка города. После нее сразу же сгорели Бадаевские склады, где "погибли продукты питания в количестве 80% годового запаса", как сообщалось в какой-то газете. Наступал голод. В городе скопилось более четырёх миллионов человек (вместо, кажется, двух с половиной довоенных).


 


   Обо всём этом подробно говорилось в разных книгах тысячи раз. Я просто постараюсь рассказать про то, что увидел я, одиннадцатилетний мальчишка. Хотя слово увидел, пожалуй, не подходит - ничего я не видел.


 


   Блокада для меня слилась как бы в один день: так монотонно, что даже не было страшно.


 


   22 января 1942 года отец умер в больнице, куда его отвезла на моих детских саночках Таня, пантелеевская домработница. В конце марта к нам пришёл какой-то майор, прилетевший на один день из Вологды в Ленинград, и принёс нам от маминого племянника, военного врача Володи Витовецкого, кило колбасы. Потом оказалось, что Витовецкий просил его прихватить нас с мамой в Вологду на своём самолётике. Он не сделал этого, видимо, потому, что увидел: мама уже не встаёт с постели.


 


   Мне кажется, что если бы он всё-таки взял нас, то она, может быть, и выжила бы. Ну, а если даже и нет? Хуже бы не было...


 


   После того как отца не стало, я начал охотиться на крыс, которых в доме было множество. Я пилил и колол на дровишки нашу старинную дубовую мебель, засовывал в железную "буржуйку" эти мебельные обломки вместе с книгами и жарил крыс.


 


   Сначала я пробовал стрелять крыс из лука, но ничего, кроме короткого писка, не происходило: стрелы мои были, видимо, тупые.


 


   Тогда я взял молоток на длинной ручке и уселся на корточках у норы. Это было куда эффективнее, я стал добывать по пять-шесть крыс в день. Я никак не мог заставить маму есть это мясо. А я, хотя и был всё равно голодный, но не бесповоротно голодал, как моя упрямая мама и, главное, не слабел. Крысы были жирные и большие. Чем они питались, я старался не думать... "Выжить - вот всё, что нам надо" - повторял я маме. Она кивала, но когда я обдирал и жарил крыс, отворачивалась...


 




Collapse )




летчик

СКОРАЯ ПОМОЩЬ: Гриша Дашевский

Оригинал взят у ng68в СКОРАЯ ПОМОЩЬ: Гриша Дашевский
Оригинал взят у fayzovв Григорий Дашевский попал в больницу. Ему требуется кровь для переливания
Оригинал взят у heart_s_growingв Григорий Дашевский попал в больницу. Ему требуется кровь для переливания
Поэт и литературный критик Григорий Дашевский попал в больницу. Ему требуется кровь для переливания. Об этом на своей странице в фейсбуке сообщила поэт и научный сотрудник московского Музея Марины Цветаевой Татьяна Нешумова:

«Группа крови не важна. Система такая: с каждым больным должны быть доноры, кровь которых пойдет не адресно Грише, но в банк крови. Но каждый, сдавший кровь, поможет Грише.
<...>
Пожалуйста, перепост.
<...>
Нужно в любой рабочий день приехать по адресу: Новый Зыковский проезд, д4А. Это гемоцентр, где лежит Гриша. Кровь принимают с 8.30 до 13.00.

Нужно пройти в институт переливания крови (отделение центра), подойти в регистратуру (ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЗЯТЬ С СОБОЙ ПАСПОРТ!).

Ограничения по возрасту нет. Кровь не могут сдавать те, кто болел гепатитом, люди с весом меньше 50 кг, люди с ОРВИ, гриппом итд. Утром можно съесть легкий завтрак: ничего жирного, жареного, молочного(!), яиц и бананов - тоже нельзя. Нельзя также курить перед сдачей крови. Им нужна кровь и тромбомасса. Это более длительная процедура (ок 1,5 часов), но очень нужная.

Да. самое главное: Надо ОБЯЗАТЕЛЬНО сначала позвонить Маше Мушинской: 8 916 429 26 66, т. к. нужно 10 человек в день, но несколько дней подряд. Маша будет координировать тех, кто хотел бы сдать кровь, прося, скажем, сдать завтра или послезавтра, так как на сегодня кровь уже есть.

Большое вам спасибо!»