Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

летчик

Владимир Гандельсман

Из века минувшего

Смену сдать, у чугунной
ждать ограды.
О, троллейбус двухструнный,
моё тело замёрзшее радо.
Я на задней площадке
встану в слякоть,
вот они, отпечатки —
лапоть левый и правый мой лапоть.
Мост Елагин, до встречи.
По Морскому
ехать вечно и вечно
верным быть снегопаду косому.
Стихотворной тетрадью
счёт оплачен,
в жакте, военкомате —
где ещё? — я учтён и утрачен.
Я сойду и исчезну
в подворотне,
но прославив чудесну
жизнь, явившуюся сегодня.

из подборки
http://znamlit.ru/publication.php?id=7529
летчик

Александр Кабанов

***
Непокорные космы дождя, заплетенные как
растаманские дреды, и сорвана крышка с бульвара,
ты прозрачна, ты вся, будто римская сучка, в сосках,
на промокшей футболке грустит о тебе Че Гевара.
Не грусти, команданте, еще Алигьери в дыму,
круг за кругом спускается на карусельных оленях,
я тебя обниму, потому что ее обниму,
и похожа любовь на протертые джинсы в коленях.
Вспоминается Крым, сухпайковый, припрятанный страх,
собирали кизил и все время молчали о чем-то,
голышом загорали на пляже в песочных часах,
окруженные морем и птичьим стеклом горизонта.
И под нами песок шевелился и, вниз уходя,
устилал бытие на другой стороне мирозданья:
там скрипит карусель, и пылают часы из дождя,
я служу в луна-парке твоим комиссаром катанья.
летчик

Аркадий Застырец

Вок-Вок

Еду с ёлкой рождественской, значит — живой,
На автобусе ветхом с работы домой.

И не пьян, а отравлен банкетом слегка,
В ночь такую напиться — нашли дурака!

Завершается тихий с мороза отсчёт,
Приближается новый отчаянный год.

Ощущают продрогшие кончики дно,
Но весна впереди и в кармане вино.

Как на рёбра ни жмёт пассажирская рать,
В закопчённый — под инеем даже видать, —

Точно в звёздное небо, гляжу в потолок…
Димка Месяц со мной и рассказом «Вок-Вок».

Самолёт побежит и, взлетев, долетит.
Девяносто четвёртый нам счастье сулит.

На последней площадке зубами стучу,
Символ веры, как проклятый, молча учу.

Portsmouth

Мы вместе старели, но мельче не стали,
Хоть ноги ломались и струны рвались,
Ступни упирались в косые педали
И солнце крутили усилием вниз.

Сугробом под нами лежал подоконник,
Заслуженный, масляный, добрый, когда
Я в светлых покоях был огнепоклонник,
А ты — раскалённая утра звезда.

По бубнам шептали железные щётки,
Будили в коробочке спичечный гром,
Весёлые пусть поначалу от водки,
Махнул рукавами, а ты — подолом.

Мы вместе старели, но мельче не стали,
Держа мандолиновый плод на весу…
И пели солдаты, а девки плясали
Над морем, на склоне, в рассветном лесу.

Эту подборку Аркадий Застырец прислал в редакцию незадолго до смерти. 15 декабря 2019 года его не стало. Он ушел от нас после тяжелой и долгой болезни. Мы дружили более сорока лет, и сегодня я могу сказать, что более умного, талантливого, красивого и мужественного человека я не встречал. В последние годы мы общались с ним по телефону, и каждый наш разговор был наполнен поэзией, болью и надеждой. Боль наша и тоска по Аркадию Застырцу еще слишком свежи и сильны, чтобы объективно и полно осознать значение этого прекрасного человека, выдающегося поэта, переводчика и писателя.
Поэт — это прежде всего его стихи, и поэзия, которая светится в этой подборке стихотворений, говорит о себе сама.
Ю. Казарин


отсюда
https://magazines.gorky.media/ural/2020/3/zhuravli-nad-imperatorskim-dvorczom.html
летчик

Геннадий Каневский

[***]

побеги - и я побегу
полигимния

с каждым шагом чеканя
слоги размеренно

от земли стопою пружиня
отталкиваясь

носки вытягивая смешно
по-журавлиному

ещё и рукою себе помогая
отсчитывая

такт не потерять дабы
напряжение

оно и есть вдохновенье
другого не знали мы

в палестрах гимнасиях
готовясь к выходу

единственному за жизнь
ободряемые наставниками

старшими братьями
снисходительно потрёпываемые

вон кувшин
с розовым маслом стоит уже

ритор
с медалькой в жирных пальцах переминается

поведут
после победы к богине на заклание

нет
и никогда не будет тебе утешения

отсюда
https://gaika-tool.livejournal.com/profile
летчик

Виктор Качалин

* * *

21 марта, 16:11

Свет беспредельный, свет,
сухой ответ сквозь синеву
скитающихся веток
и облаков-объятий.
Тут же танец
в кромешной темноте
метельных юбок.
Молчание, молитва и экран.
Запас того, что взять нельзя с собой.

отсюда
https://duhov-vek.livejournal.com/
летчик

(no subject)

* * *
Живём – по просьбе
о дне суда:
не врозь - но возле,
как иногда
душа над телом -
поверх воды
рисунок мелом:
листва,
плоды…
летчик

Глеб Шульпяков

* * *
А. Б.

вот и зима, и земля из-под ног
столбики света роняет на воздух
чёрный по небу скользит поводок
тянет состав электричка на отдых
— нет ничего и не надо жалеть,
кроме трамваев твоих перезвона,
царских орлов почерневшая медь
лишняя тяжесть на лодке харона —
снегом засыпан вокзальный казан,
мир замирает на ножке штатива
только один дребезжащий стакан
едет и едет за край объектива

* * *
страшна не ночь, но немочь
и голоса незвук
не пустота, но мелочь
и суета вокруг
— не темнота, но мука
загубленной души
у вечности безрукой
точить карандаши

из подборки
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2020_2/Content/Publication6_7384/Default.aspx
летчик

Владимир Гандельсман

15. Заказное кино

Рабочие в шапках-ушанках —
«Заводы, вставайте, шеренги…» —
из пламенных и неустанных,
впряженные в сталелитейные реки,
мы в утро выходим, зима,
скользи — вот земля! —
от трехпроцентного займа
к палаццо из хрусталя.

Черно-белый просмотр,
зерна воздуха на просвет,
тридцать пятый год, мотор,
гимнастерки, брезент,
бодреливая песня:
«Проверьте прицел, заряжайте ружье…»
Сердцу грозному тесно,
и в ушах — зов заветного эха: «Ужо!»

Мы люди, мы сплошь коты
Шрёдингера-Гитлера-Джугашвили,
живы и мертвы, я и ты,
одновременно. Мы — или-или.
Атом распадется, а покуда — здравица
с заупокойницей крутит шашни
и рубиновая загорается
на Спасской башне.

Воскресим же мертвых,
соберем, спасая честь, все племя
человеков. Прочь из комнат спертых,
преодолевая время
и пространства косность,
в синеву взлетая небосвода.
Звери выйдут проводить нас в космос
и вздохнут свободно.

Птицы хваль споют прощальную
и счастливую, как пролетарий,
рыбы заглядятся беспечально
на высокий планетарий,
на манящий Млечный —
сколько мы не покоряли лет его?
Как нам будет вечно,
как легко и фиолетово!

отсюда
https://magazines.gorky.media/zin/2020/2/stihi-iz-velimirovoj-knigi.html
летчик

Андрей Анпилов

***

На пригорке, на припёке
От весенней теплоты
Вдруг на маленькие ноги
Встали первые цветы.

Этот в беленьком платочке,
У того лиловый глаз
Подморгнул в зелёной почке,
Вылез, глянул и погас.

Посреди коричневатой
И свалявшейся травы
В небо выбрались ребята,
Не жалея головы.

Меж песчинок продавились,
Глины, тьмы, кусочков льда
Детским садом заявились,
Вы туда, а мы сюда.

Каждый чистенький, умытый,
Весь с иголочки одет,
Как подземный, ввысь пролитый
В небо северное свет.

Кулачками потрясая,
Шляпкой, складками плаща,
Каждый лезет, воскресая,
Торжествуя и пища.

24.3.18

отсюда
https://tschausy.livejournal.com/