Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

летчик

Документальный фильм о Вадиме Синявине

Фильм Евгения Лобанова "Его величество Шут"
https://www.youtube.com/watch?v=Tf7huvVKBSk
Борис Рыжий
В.С.
Договоримся так: когда умру,
ты крест поставишь над моей могилой.
Пусть внешне будет он как все кресты,
но мы, дружище, будем знать с тобою,
что это — просто роспись. Как в бумаге
безграмотный свой оставляет след,
хочу я крест оставить в этом мире.

Хочу я крест оставить. Не в ладах
я был с грамматикою жизни.
Прочел судьбу, но ничего не понял.
К одним ударам только и привык,
к ударам, от которых, словно зубы,
выпадывают буквы изо рта.
И пахнут кровью.
* * *

Когда менты мне репу расшибут,
лишив меня и разума и чести
за хмель, за матерок, за то, что тут
ЗДЕСЬ САТЬ НЕЛЬЗЯ МОЛЧАТЬ СТОЯТЬ НА МЕСТЕ.
Тогда, наверно, вырвется вовне,
потянется по сумрачным кварталам
былое или снившееся мне —
затейливым и тихим карнавалом.
Наташа. Саша. Лёша. Алексей.
Пьеро, сложивший лодочкой ладони.
Шарманщик в окруженьи голубей.
Русалки. Гномы. Ангелы и кони.
Училки. Подхалимы. Подлецы.
Два прапорщика из военкомата.
Киношные смешные мертвецы,
исчадье пластилинового ада.
Денис Давыдов. Батюшков смешной.
Некрасов желчный.
Вяземский усталый.
Весталка, что склонялась надо мной,
и фея, что мой дом оберегала.
И проч., и проч., и проч., и проч., и проч.
Я сам не знаю то, что знает память.
Идите к чёрту, удаляйтесь в ночь.
От силы две строфы могу добавить.
Три женщины. Три школьницы. Одна
с косичками, другая в платье строгом,
закрашена у третьей седина.
За всех троих отвечу перед Богом.
Мы умерли. Озвучит сей предмет
музыкою, что мной была любима,
за три рубля запроданный кларнет
безвестного Синявина Вадима.

Вадим Николаевич Синявин (1944 - 2004) - многогранно и многопланово талантливый человек, прежде всего - музыкант и художник, натура яркая и оригинальная, "парадоксов друг" - потому был известен в самых разных "тусовках" Свердловска-Екатеринбурга. Кто помнит - тот знает...
летчик

(no subject)

* * *
присниться в ответ
исчезнуть в разгар

целительный бред
презрительный дар
вчера – никому
а нынче вдвойне
одно к одному
волна по волне
любви невода
петля на петле
с чего бы тогда
к мерцающей мгле
гвоздями прибив
живое старьё
кино про других
зажжёт как своё
оконный квадрат
пустой коробок

кто б ни виноват
что сон неглубок
летчик

(no subject)

* * *
1.
ветер ли выплачется, клоня
окна замедленного огня
мига отмеренного кино
фильма потерянного пятно

вдох уходящего за холмы
облака, маятника ли взмах
реками света истёк – и тьмы
вырезал озеро в зеркалах

2.
ветер, клоня
окна огня
мига кино
фильма пятно

вдох за холмы
облака взмах
реками тьмы
вы в зеркалах
28.12.20
летчик

Наталия Черных

1989

В Твин Пиксе осень. Запах древней хвои.
Деревья Дугласа идут по тропкам ветра,
играет тонконогий водопад,
озера и река чисты от ряски.
На местности осенние одежды,
водители уже меняют шины
и виден мирозданию конец,
и Лора Палмер нынче возвратилась,
и Одри излечилась от безумия.
Однако не конец. И даже больше.
Оставь надежду, что конца не будет.
Туман и неизвестность впереди.
Когда ты Гарри — сапоги купи,
чтоб ног не замочить, ходя неслышно.
Когда ты Маргарет — возьми свое полено,
оно готово говорить со мной.
Люби Америку, как есть. Как я люблю,
не разу в жизни не бывала в Штатах,
и точно никогда уже не буду.
Люби Америку. Ее терновый лоб
глядит на Кремль без всякой неприязни,
пока в наемных комнатах Европы
считают деньги, греясь у геенны,
и думают, что строят судьбы мира,
в Твин Пиксе осень. И она прекрасна.
Та осень наступает гулким звоном
в изъеденную кислой влагой Прагу,
которую я тоже не увижу,
однако среди сна та Прага Львов
напоминает. Или же Париж.
И поезда, и изморось, и бедность.
Люби Америку. Люби ее Твин Пикс.
И я, непреднамеренно отчалив
от социальной сетки перемен,
смотрю в экран на Царствие Небесно.
Смотрю и вижу в Царствии Небесном
и Новый Свет, и тех, кто был со мной,
и кто ушел, и кто уже не нужен.
Я вижу всех.

из подборки
http://articulationproject.net/9315
летчик

(no subject)

* * *
…не обижайся, коль выживешь - не со зла
нежность своё взяла: не рассечь узла,
спора не разрешить, не расслышать грусть
в дерзости… Близость, и низость, и наизусть
сказки и фильмы, чтоб – свадьба в конце всего,
с голоса – ностальгия, с войны – письмо,
а на войне, понятно, - как на войне:
то, что не испытаешь, - твоё вдвойне…
летчик

Сергей Гандлевский

ГОЛЛИВУД

Федеральный агент не у дел и с похмелья
узнаёт о киднепинге по CNN.
Кольт — на задницу, по боку зелье —
это почерк NN!
Дальше — больше опасных вопросов.
Городской сумасшедший сболтнул, где зарыт
неучтённый вагон ядовитых отбросов.
«Dad!» — взывает девчушка навзрыд.
В свой черёд с белозубою шуткой
негр-напарник приходит на помощь вдвоём
с пострадавшей за правду одной проституткой —
и спасён водоём.
А к экрану спиной пожилой господин
весь упрёк и уныние моет посуду
(есть горазды мы все, а как мыть — я один) —
и следы одичания видит повсюду.
Прикрываясь ребёнком, чиновная мразь
к вертолёту спешит. Пробил час мордобоя.
Хрясь наотмашь раскатисто, хрясь!
И под занавес краля целует героя.
И клеёнчатый фартук снимает эстет.
С перекурами к титрам домыта посуда.
Сказка — ложь, но душа, уповая на чудо,
лабиринтом бредёт, как в бреду Голливуда,
окликая потёмки растерянно: «Dad?!»

отсюда
http://literratura.org/poetry/3897-sergey-gandlevskiy-vid-iz-okna.html
летчик

(no subject)

* * *
…что до реки – ей всё равно,
в каком замедленном кино
вернутся зрение и речь,
и руки прирастут к плечам
у приоткрывших эту печь,
где сносит пламени причал
вода, поднявшаяся вдоль
бегущих кадров февраля,
сквозь ацетон и алкоголь
свои под вёслами стеля
слои…
летчик

Семен Крайтман

метаморфозы

20 ноября, 19:43

... и потом за соседний столик пришла она.
и, поскольку "она" рифмовалась с "бокал вина",
появлялся бокал.
и она пила...
ногу-нА-ногу, плащ расстегнув и повесив зонтик
на спинку другого стула.
входил Висконти,
говорил: "мотор".
итальянская старина
за окном
избавлялась от пыли, от времени, начинала скользить,
вернее, выскальзывать из него,
рвать, как пишут об этом, нить...
я же смотрел, как женщина жить стараясь,
любимому мужу с нелюбимым любовником изменяясь,
вспоминаясь, снимая платье в глаголе "быть",
подносила к губам вино.
за окном лилО.
и лиловый закат, как корабль на льды, вело
на античные стены.
и ползли по камням серебряные лучи,
и стояли боги, примеряя плащи, мечи
и фракийские шлемы.

отсюда
https://gipatalamus.livejournal.com/