Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

летчик

кстати

* * *
Правдивому историку не стоит,
когда историк — не герой, не стоик, —
правдивость простирать до наших дней
и чересчур настаивать на ней.

Перуны берегите для Нерона —
Тирану не наладить оборону.
Поскольку он давным-давно погиб,
ругать его — отнюдь не перегиб.

Обрушивайтесь на обрушенное.
Осиновый в могилу вбейте кол,
но избегайте всякое иное,
чтоб кол ваш бумерангом не пошёл.

Борис Слуцкий
из подборки
https://znamlit.ru/publication.php?id=7857
летчик

(no subject)

* * *
Кнут во тьме, или ноту беря,
сна величие,
жизни ли малость
крестит пеплом волхва и царя -
чтобы море зеркал волновалось,

чтобы плыл отражённых погост
стрел – через отражение цели,
и на звёзды – подобия звёзд
из колодца бессонниц глядели…
летчик

дневник философа

...Душа человеческая, или вернее не душа, а какой-то основной атом души, вокруг которого вращаются все остальные природные атомы, не содержится в природе, и это есть сам человек.
В Нюрнберге сейчас происходит суд над преступлением против этого самого человека. Так нам об этом говорят, по крайней мере, так мы должны понимать. Нам не хватает одного: какого-то свидетельства современного божественной сущности человека («самого человека») в оправдание засвидетельствованной войной дьявольской сущности просто человека в этом его «новом язычестве».
Почему мы все не чувствуем притока радости в удовлетворении правдой суда над преступниками против самого существа человека? Не радость слетает к нам, а наползает, как необходимость, осторожность. Например, трудно понять, почему «гитлеризм» не разбирается у нас в журналах философски, со всех сторон, спокойно и убедительно. Мы думаем, это потому, что наша частная «философия» вообще боится общей философии...

13 января. Михаил Пришвин. из дневника 1946-го года
отсюда
https://vazart.livejournal.com/4069038.html
летчик

Умер археолог Геннадий Борисович Зданович

Вчера во время звонка в Челябинск от собеседницы узнала, что умер Геннадий Борисович Зданович - Охх!
шок.
В моем восприятии он - "отец-хозяин" знаменитого Аркаима, человек, знавший о нем больше всех... Когда-то давно раз встречалась с ним, брала большое интервью для газеты "Наука Урала". В общении был чудесен: образец интеллигентности и открытости. О нем - https://philologist.livejournal.com/11686143.html
летчик

А.С. Пушкин

МОЯ РОДОСЛОВНАЯ

Смеясь жестоко над собратом,
Писаки русские толпой
Меня зовут аристократом.
Смотри, пожалуй, вздор какой!
Не офицер я, не асессор,
Я по кресту не дворянин,
Не академик, не профессор;
Я просто русский мещанин.

Понятна мне времен превратность,
Не прекословлю, право, ей:
У нас нова рожденьем знатность,
И чем новее, тем знатней.
Родов дряхлеющих обломок
(И по несчастью, не один),
Бояр старинных я потомок;
Я, братцы, мелкий мещанин.

Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
В князья не прыгал из хохлов,
И не был беглым он солдатом
Австрийских пудреных дружин;
Так мне ли быть аристократом?
Я, слава богу, мещанин.

Мой предок Рача мышцей бранной
Святому Невскому служил;
Его потомство гнев венчанный,
Иван IV пощадил.
Водились Пушкины с царями;
Из них был славен не один,
Когда тягался с поляками
Нижегородский мещанин.

Смирив крамолу и коварство
И ярость бранных непогод,
Когда Романовых на царство
Звал в грамоте своей народ,
Мы к оной руку приложили,
Нас жаловал страдальца сын.
Бывало, нами дорожили;
Бывало... но - я мещанин.

Упрямства дух нам всем подгадил:
В родню свою неукротим,
С Петром мой пращур не поладил
И был за то повешен им.
Его пример будь нам наукой:
Не любит споров властелин.
Счастлив князь Яков Долгорукой,
Умен покорный мещанин.

Мой дед, когда мятеж поднялся
Средь петергофского двора,
Как Миних, верен оставался
Паденью третьего Петра.
Попали в честь тогда Орловы,
А дед мой в крепость, в карантин,
И присмирел наш род суровый,
И я родился мещанин.

Под гербовой моей печатью
Я кипу грамот схоронил
И не якшаюсь с новой знатью,
И крови спесь угомонил.
Я грамотей и стихотворец,
Я Пушкин просто, не Мусин,
Я не богач, не царедворец,
Я сам большой: я мещанин.


Post scriptum
Решил Фиглярин, сидя дома,
Что черный дед мой Ганнибал
Был куплен за бутылку рома
И в руки шкиперу попал.

Сей шкипер был тот шкипер славный,
Кем наша двигнулась земля,
Кто придал мощно бег державный
Рулю родного корабля.

Сей шкипер деду был доступен,
И сходно купленный арап
Возрос усерден, неподкупен,
Царю наперсник, а не раб.

И был отец он Ганнибала,
Пред кем средь чесменских пучин
Громада кораблей вспылала,
И пал впервые Наварин.

Решил Фиглярин вдохновенный:
Я во дворянстве мещанин.
Что ж он в семье своей почтенной?
Он?.. он в Мещанской дворянин.
16 октября 1830

отсюда
https://vazart.livejournal.com/3889624.html
летчик

Павел Проскуряков

***
В странном сне уподобился богу
(душу может увидеть лишь Бог),
взял копирку,
души недотрогу
угольком перевёл на листок.
Лишь едва-едва различима,
и размыты её края.
Как вселенная,
непостижима
и небесная,
и моя.

Совок

Носки с трусами нюхал по утрам,
чтобы решить — носить их или в стирку.
И напевал он: «Хиннар-хиннар-ха», —
и заводил любимую пластинку.
Про Влади и коней Высоцкий пел,
и поднималась в сердце ностальгия.
Он про волков с Высоцким прохрипел
и выпил «за погибшую Россию».
На стенке профиль Сталина и флаг,
и прадеда портрет красноармейца.
Студенческий плакат: «А Хрущ — дурак!»
и ниже авторучкой: «сука Ельцин».

из подборки
https://magazines.gorky.media/ural/2020/7/i-pro-smert-i-pro-lyubov.html
летчик

(no subject)

* * *
Не помнит и время – кому суждено:
«Потом, всё – потом… - уверяет оно, -
я выращу, выстрою, я оценю
и вскоре продам…», и оправданным сроком
ещё упокоится сердце – в глубоком,
глубинном поклоне – в ладони Царю…
летчик

В день рождения Гавриила Державина (1743 - 1816)


НА МОДНОЕ ОСТРОУМИЕ 1780 ГОДА


Не мыслить ни о чем и презирать сомненье,
На все давать тотчас свободное решенье,
Не много разуметь, о многом говорить;
Быть дерзку, но уметь продерзостями льстить;
Красивой пустошью плодиться в разговорах
И другу и врагу являть приятство в взорах;
Блистать учтивостью, но, чтя, пренебрегать,
Смеяться дуракам и им же потакать,
Любить по прибыли, по случаю дружиться,
Душою подличать, а внешностью гордиться;
Казаться богачом, а жить на счет других;
С осанкой важничать в безделицах самих;
Для острого словца шутить и над законом;
Не уважать отцом, ни матерью, ни троном;
И словом, лишь умом в поверхности блистать,
В познаниях одни цветы только срывать;
Тот узел рассекать, что развязать не знаем, -
Вот остроумием что часто мы считаем!
1780

ПАМЯТНИК

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.
Так! - весь я не умру; но часть меня большая.
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.
Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,
Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о боге
И истину царям с улыбкой говорить.
О Муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой, неторопливой,
Чело твое зарей бессмертия венчай.
1795

***
Если б милые девицы
Так могли летать, как птицы,
И садились на сучках,
Я желал бы быть сучочком,
Чтобы тысячам девочкам
На моих сидеть ветвях.
Пусть сидели бы и пели,
Вили гнезды и свистели,
Выводили и птенцов;
Никогда б я не сгибался,
Вечно ими любовался,
Был счастливей всех сучков.
1802
отсюда
https://vazart.livejournal.com/3691194.html
летчик

Алексей Пурин

* * *

Deus conservat omnia

Всё сохраняется — гербарий
и драгоценный саркофаг,
дивидиромы дивных арий,
мыслехранилища бумаг,
секрет желёз, секреты наций,
и сталактит, и сталагмит,
инскрипты, перечни реляций...
Лишь душу Бог не сохранит...
Бог сохраняет всё — руины
Равенны, Рима, гул Ла-Скал,
громады гор, простор долины,
холмы Тосканы, что искал
в тоске, не дочитав Назона...
Души же призрачны черты —
хранить их Богу нет резона.
За душу отвечаешь ты.

Письмо из Москвы

Здравствуй! Пишу из Москвы, где не бывал полвека.
Кремль побелён, в нём — Главная випитека.
Оба огромных храма, Охотный Ряд
преобразивших, с Господом говорят.

По осушённой реке движутся пи-мобили.
В Замоскворечье (помнишь, мы так любили
тихие улочки!) вырос Запретный бор
с Тайным дворцом, похожим на спецприбор.

На Воробьёвых колосс высится государев —
с сакраментальной фразой «Добей, ударив!»,
сказанной им с затонувшей потом «Двины»
в двадцать вторую секунду Большой войны.

На площадях повсюду его портреты:
рыжие бакенбарды, пышные эполеты,
зоркий, как учат в школах теперь, зрачок,
ЩМечик* в петлице, чистый воротничок.

Местные жители набожны, но терпимы
(христомуслимы!): всё братья да побратимы;
и иноверцу-русскому скажут так:
«Брат! Кто ж поедет за рупель! Гони пятак!»

Остановился, вообрази, в «Пекине»
(вряд ли кто помнит, что значит названье, ныне).
В доме напротив — посольства всех тех шести
стран, что остались на карте. За сим прости.

* Щит и меч — символ ЧК.

из подборки
http://znamlit.ru/publication.php?id=7503