Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

летчик

(no subject)

* * *
…мёд, золото и ладан. Кровь – лишь примесь,
терпимая, авось, где каждый вдох –
часовня боли, чтобы помолились
терновник, молочай, чертополох:

семь лезвий на груди баюкай, Дева,
касайся смерти легче, чем стрижи,
но в поле зрения – любви и гнева
разрозненные зарева держи…
летчик

Демьян Фаншель

Вместо прогулки

Прозелитка Вертинского, полно:
Осень. Холодно, скоро зима.
Б-р-р.. Последние тёплые волны
Из кофейни. Подумай сама,

Так ли требуют строго прогулки
Эти улицы, лавок внутри
Чудеса, небеса, переулки?
Постоим, поболтаем. Смотри:

Чуда требуя, пива и брашна,
На молитве - полтысячи лет,
Ввысь возносятся башенки, башни, -
Вавилона рассеянный бред.

И, осанною в вышних, - ответ -
Самолётиком горним, игрушкой,
Пропадающим ни за полушку
В вышине - за оставленный след,

Что своё непонятное гнёт,
Как забава в руках первоклашки,
Тонким белым водим карандашиком,
Вкось прогулку - и перечеркнёт...

Здесь имеет значение всё -
Звуки, знаки, знамения многие, -
Всё тебе весть благую несёт.
Звон, нить в небе, разметку дороги

Наметал тебе белым стежком,
Наболтал тебе Кёльн колокольный
На прозрачное ушко свекольное -
Сквозь игольное шпиля ушко.

Облака разбивая над городом,
В полусфере - прозрачнейшим льдом,
Всеми призмами, сахаром колотым,
Серебром - небольшие - и золотом,
Главный колокол - молотом: “Дом-м!..”

И, взахлёб, как бы в споре с собором,
Боем рюмок, старинных оков
Звяком, цоком весёлых подков -
По соседним пошло перебором
Кирхам - мрачным, пустым и печальным,
Кирхам - лёгким, игривым, венчальным:
Сорок сроков, сорок, сороков!..

Воздух лёгкий и лёгкий мороз.
Жухлых листьев хрустящие вафли,
Кои чем-то тебе не потрафили.
Гимназистка румяная, брось

Упоительно хрупать ту снедь,
Что серьёзный Осенний Кондитер
Изогнул в род готических литер:
Не ступай, не кощунствуй, не сметь!

Двуязычница, нам ли пристало
В Каббалу эту лезть. И потом -
Расшифровка опасна. Спроста ли
Слово “дом” здесь собором нам стало?
А собор, дело ясное, - “DOM”.
1997

отсюда
https://demian123.livejournal.com/1874513.html
летчик

(no subject)

* * *
Суди судом – дела ладом
железный ключ ведёт:
замкни им ларь –
и рухнет дом,
и в руку упадёт
замок – ни от чего,
за так
доставшийся кому –
не говорят полынь и мак,
вплетённые в кайму
любого лета, наобум
влюблённого в хмельной
разбор: кто сват кому, кто – кум,
кто – шёл бы стороной…
летчик

(no subject)

* * *
Дорог родник – где песчинок туман
зыблется донный,
словно в горящем соборе орган
приговорённый:
горла трепещут и жерла дрожат…

Дорого эхо – клубясь на ножах
порванной кроной…
летчик

Александр Гальпер

ОШИБКА

В 1925-м году Маяковский был в Америке
И увидел Бруклинский мост.
Тогда это был самый длинный подвесной мост в мире.
Седьмое чудо света.
Русский гений немедленно сотворил поэму «Бруклинский мост» —
Симфонию науке, технике и футуризму,
Но, вернувшись в Москву,
Маяковский подвергся критике
За восхваления капитализма,
Преклонения перед Америкой
И вынужден был добавить строчки,
Что с этого замечательного моста
В ужасном городе желтого дьявола прыгают в Гудзон
Несчастные безработные.
Проблема, что тогда в Москве
Не было людей, которые знали
Нью-Йорк
И кто бы мог его поправить,
Что под Бруклинским мостом течёт не Гудзон,
А Ист-Ривер.
Гудзон с другой стороны Нью-Йорка.
Потом поэт застрелился — и
Теперь эта ошибка
Уже будет там навсегда.
Никто не имеет юридического права
Её исправить.
Лет двадцать назад
Один безработный американский авангардист и
Любитель творчества Маяковского прыгнул с этого моста
С дельтапланом.
Летел пару километров
И потом всё-таки упал в Гудзон,
Доказав всем,
Что любимый поэт был прав.
Правда — вещь относительная!

из подборки
http://textura.club/razgovor-s-klassikami/
летчик

Невероятная "Часовня Апокалипсиса" Эрнста Фукса: Мадонна, астронавт и "Титаник"

Оригинал взят у vakin в Невероятная "Часовня Апокалипсиса" Эрнста Фукса: Мадонна, астронавт и "Титаник"
Благодаря современным технологиям мы можем разглядеть настоящее чудо в деталях. Работа, растянувшаяся на два десятка лет и занявшая около 160 квадратных метров, библейские сцены и эпизоды из истории человечества, включая покорение космоса… Все это — ошеломляющее произведение Эрнста Фукса, одного из основателей Венской школы фантастического реализма, и невероятная «Часовня Апокалипсиса» в Австрии.



Собор Св. Эгидия и «Часовня Апокалипсиса» находятся в городке Клагенфурт (Клагенфурт-ам-Вёртерзе). Не так давно была сделана онлайн-панорама этого изумительного объекта, о котором хочется узнать подробнее...
Collapse )

летчик

Забытая выставка: 1939 New York World's Fair

Оригинал взят у vakin в Забытая выставка: 1939 New York World's Fair
Оригинал взят у virginian в Забытая выставка

Про павильон СССР на всемирной выставке в Париже в 1937 году со знаменитым монументом "Рабочий и колхозница" все знают, благо монумент сохранился и, после проведенной реставрации, снова радует зрителей.

Но мало кто помнит, что была еще одна всемирная выставка, с не менее впечатляющим советским павильоном, всемирная выставка в 1939 году в Нью Йорке.

Resize of 4B4_1681713

Выставке сильно не повезло, она открылась 30-го апреля 1939 года, предполагалось, что она продлится два сезона и привлечет не только американцев, но и туристов из всех стран мира, особенно из Европы. Увы, ожидания не оправдались, всего через несколько месяцев после торжественного открытия разразилась Вторая мировая война и интерес к выставке стал падать. Советский павильон был разобран в конце первого сезона и от него остался только огороженный пустырь. К счастью, остались фотографии и воспоминания очевидцев и о советском павильоне и о самой выставке.
Collapse )



летчик

Всеволод Константинов








* * *

Темнеет дерево на поле,

Одно на холоде ночном,

Домой мне торопиться, что ли,

За убывающим теплом,

Когда стоит там путник этот,

Одетый в ветхую кору,

В непрочном оперенье веток

На пронизающем ветру,

Один над чёрными лесами,

Над рыхлым дымом деревень,

Ловя последними листами

Для всех уже прошедший день.

И в этих редких каплях света,

Горящих тускло над землёй,

Проходят все богатства лета,

Так и не прожитого мной.

 

* * *

Без тебя легко, совсем легко.

Посетили замок: гобелены.

Столько лет прошло, не отлегло.

Холодно тут: каменные стены,

Сотни лет не топленный камин.

Сверху виден городок за Влтавой:

Мельница одна, собор один,

Много крыш и пышный лес заставой.

Вид чудесный: пасмурный денёк,

Отсыревший замок феодала.

Столько лет что зам_ ок, что замок_ ,

Столько лет душа не поднимала

Тяжести. Уложены мосты,

Люди входят, переносят старость.

Все вошли, осталась только ты.

Как и прежде, только ты осталась.

 

* * *

Густая тень немецкого квартала,

В кустах сирени чайные веранды,

И ты, ещё счастливая, читала

Лирических поэтов варианты.

Любовь уже пришла — в прикосновеньях

Тепла искала и ответной дрожи,

Не находя в чужих стихотвореньях

Таких, что б были на неё похожи.

Нет, может быть, у польского поэта

О нищей паре у двери церковной,

Что утоляла нежно до рассвета

Два голода: привычный и любовный.

Белели ночи, проливались ливни,

И первая машина утром рано

Бесшумно уезжала в сложный, длинный

Не путь, а вымысел деревьев и тумана.

Покачивалась лампочка в сиренях,

И тень твоя меняла очертанья —

То женщина с ребёнком на коленях,

То нищенка, что просит подаянья.

 

отсюда

http://olga-nechaeva.livejournal.com/295173.html