Евгения Изварина (evizvarina) wrote,
Евгения Изварина
evizvarina

Тонино Гуэрра


МАРТ

Цветущий миндаль для изголодавшихся пчел
Понедельник 4 -- От порога дома миндальные деревья взбегают по косогору
вверх до развалин замка Малатеста. Ветки сгибаются под тяжестью цветов.
Забираемся с Лорой в сердцевину душистой кроны. Сразу же в ушах громозвучное
гудение тысяч пчел. Слетелись со всей долины на пиршество первого в этом
году нектара. В Азербайджане есть долина Ум-Баки. Длинная вереница
телеграфных столбов вдоль заброшенной железнодорожной ветки. В столбах
что-то жужжит. Мы с Антониони прислоняем ухо к одному из них. Ребятишками мы
всегда так делали.
Суббота 9 -- Уже во второй раз мы с Джанни утром приходим на площадь
посидеть на ступенях у входа в собор. Стережем прилет первых ласточек. Их
гнездо под карнизом колокольни. Воздух прогрелся. Цветущий миндаль видно
даже ночью. Пенсионеров возле фонтана разморило на солнце. Согревают руки о
горячие камни. Пробуют ловить мух. Порфирные квадраты -- украшение соборного
портала. Они запотевают. Стало быть, в долине туман.
Женщина присел, чтобы перевести дух -- из-под складок широкой юбки
брызнула белизна ног и мелькнула, как тень, тайная щелка.
Среда 20 -- Сильный ветер. С миндаля осыпаются цветы. Ловим их на лету
в опрокинутые зонты. Один лепесток приклеивается ко лбу. Не смахнул его.
Буддийские монахи отдают лепесткам последние почести. Как нужно преуспеть в
смирении самолюбия и гордыни с тем, чтобы научиться уважать жизнь другого
существа. Все вокруг говорит о единстве вселенной, и о том, что каждая вещь
в Творении равноправна. Одним дан -- голос. Они общаются при помощи звуков и
слов. Другие беседуют посредством цвета и аромата. Жизнь -- это дыхание даже
крохотного листка на дереве. Надо научиться понимать страдание цветка и
распознавать в его аромате приветливое слово. Восток -- это не только
географическое пространство. Он потайная дверь в наше сознание. В мире,
восходящем по вертикали, он -- круг, который находит на другой в смещающихся
плоскостях. Смещенная плоскость Востока -- это благосклонное внимание к
трепету одного-единственного лепестка и отказ от желаний.
Понедельник 25 -- Вечер. Едем на машине с Джанни. Костры в честь Св.
Иосифа. Девочка-подросток одна в поле -- молится возле пляшущего огонька.
Просит святого даровать ей большие груди. Девочки неизменно просят об этом в
наших горах.
Среда 27 -- Не считаю себя писателем. Мне не удается превращать язык в
нечто большее, чем та история, о которой я хочу поведать. Я лишь пытаюсь
сгладить остроту одиночества, наметив путь к жизни, исполненной поэтических
ощущений. Лет десять избегаю книг, цель которых эксперимент. Мне по душе
дневники и исповеди. Огненные иероглифы светлячков, оживляющие небосклон
нашего бытия.
Воскресение 31 -- Снег повалил редкими хлопьями. Герань укрыли под
полиэтиленовой пленкой. Жаль цветущих деревьев. Держу зонт над персиковым
саженцем, всего лишь месяц, как мы его посадили. Не пойму -- то ли еще
осыпаются лепестки цветущего миндаля, то ли снег падает. Лора окутывает
тюльпаны газетной бумагой. Едва мы устроились у камина, она вдруг
забеспокоилась -- бесконечные газетные сообщения о повсеместных войнах могут
повредить цветам. Бросается в сад и срывает с тюльпанов газетные страницы.
Ночью взволнованно шепчет: Все время перед глазами березовая роща и собака,
гоняющаяся за бабочками. Я совсем маленькая, а мама, молодая, смеется на
опушке леса. На террасе перед застекленной входной дверью снег уже сгребли в
огромный сугроб. Получилась двухметровая пирамида. Который уже день часами
обозреваю ее в компании придворных дам, сошедших со страниц великой Сэй
Сенагоны. Иногда знатные дамы заходят ко мне в гости. Чаще -- я гощу у них и
их правительницы. В тысячном году она повелела построить в саду
императорского дворца снежную пирамиду. Сегодня близ Уфулиано я обнаружил
одно из многих древних русел Мареккьи. По-видимому, тысячелетия назад в
результате частичного подъема Монтефельтро один из речных рукавов
бесповоротно ушел из долины. В настоящее время по краям оврага -- галечные и
иловые отложения, оплетенные корнями деревьев и кустарника. Плоская, как
камбала, речная галька острым концом указывает на Сан-Марино. Направление,
существовавшее до катастрофической подвижки. Речная галька неизменно
указывает движение потока.
Снег осыпается на листву, на оперение птицы, бьющейся об стекло.
Потрескивают столы и стулья в доме, будто полевки грызут зимнее зерно.

Другие месяцы здесь http://free-book.ru/news_page,1,1007,3.htm
Tags: любимые люди, писатели, поэты
Subscribe

  • Александр Еременко

    * * * Паром - большая этажерка. И мысли - задом наперед, когда последняя проверка как гвозди в планку нас вобьет. И как картавил молоток, считая…

  • двое

    "Пушкинский квартирник" в Городской библиотеке Озерска. Поэт Дмитрий Машарыгин читает стихотворение "Вновь я посетил..." - человек слушает... *…

  • Алексей Александров, в день рождения поэта

    *** И ставит, и ставит им градусники. Но надолго их не хватает, Ртуть сворачивается в серебристый клубок, Смешивается с кровью. Терминатор…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments