Евгения Изварина (evizvarina) wrote,
Евгения Изварина
evizvarina

Борис Лукин - автор проекта, главный редактор и составитель антологии «Наше время», прислал из Подмосковья вот эту книжку:

http://exlibris.ng.ru/lit/2011-12-01/6_lukin.html

Наше время. Антология современной литературы России: поэзия и проза. - М.: Изд-во ж. «Юность», 2011. – 415 с.

Антология (это уже второй выпуск) включает произведения поэтов и прозаиков, родившихся в 1960-е годы, то есть относится к жанру «памятников поколению», но поскольку это авторский проект – составитель имеет право на субъективное отражение действительности, и отобрал тех поэтов, чьи стихи ему ближе.
В этом томе – поэты: Ирина Аргутина (Челябинск), Федор Васильев (Устюжна), Игорь Варламов (Москва), Вадим Горбунов (Южно-Сахалинск), Вадим Дулепов (Екатеринбург), Евгения Изварина (Екатеринбург), Татьяна Канова (Кольёль, Республика Коми), Олег Клишин (Омск), Марина Кулакова (Нижний Новгород), Александр Лужиков (Сыктывкар), Владимир Макаренков (Смоленск), Игорь Меламед (Москва), Ирина Перунова (Москва), Екатерина Полянская (Санкт-Петербург), Елена Родченкова-Новик (Санкт-Петербург), Александр Ромахов (Лиски, Воронежская область), Валерия Салтанова (Ростов-на-Дону), Владимир Сорочкин (Брянск), Валерий Тихонов (Барнаул), Сергей Щербаков (Мытищи), Татьяна Юргенсон (Мегион, ХМАО) и прозаик Дмитрий Ермаков (Вологда).

Решила тиснуть здесь ма-а-а-ленькое избранное из этой антологии:

Владимир Сорочкин
Камешки

В присутствии твоём, в тебе самой,
В прикосновеньях к датам и предметам
Есть некий знак, оставленный судьбой,
Но я не знаю, что мне делать с этим.

И нет тебя, но твой замечу штрих,
Не объяснимый видимой причиной,
Как в камешках прозрачных и сухих –
Взгляд тьмы веков, оставленных пучиной.

И видится иным – как сад ветвей –
Непрочный мир, склонившийся над нами,
Что, заслоняясь нежностью твоей,
Не называет вещи именами…


Марина Кулакова

* * *
Я в твоих джинсах, твоей рубашке и твоей куртке.
Я в твоей жизни, памяти, в твоей воле.
Я в твоем поле.

Я в твоих джинсах, рубашке, куртке.
Я в твоей жизни, руках, власти.
Я в твоем счастье.


Ирина Аргутина

* * *
По календарю –
небо и простор,
хрупкость голосов,
благо богомола…
Дарит январю
мужество и скорбь
каменная соль
грубого помола.
Поутру проспект
верит в тормоза,
разъедает соль
кожицу сапожек,
разъедает свет
синие глаза,
и горит лицо,
а душа – не может…


Вадим Горбунов

* * *
А мы окалываем лёд.
Хозяин лихо водку пьёт
На берегу, а мы…
А мы окалываем лёд,
Иначе кончен переход,
И нам не вынырнуть уже
Из этой дикой тьмы.
Инаяе (матерно) и ну,
(И снова матерно) – ко дну,
Короче, оверкиль…
И бьёт волна, ломая борт,
Молись за нас, далёкий порт,
Молись за нас, молись, молись –
За сотню этих миль,
За йены, блин, и за рубли,
В глазах хозяина – нули,
А в наших – тьма. И бьёт волна,
Смывая с жизни враз.
А там – сто градусов мороз,
И море всё – из женских слёз,
И свечи тлеют по церквам
В портах, где любят нас…


Вадим Дулепов

всадники. песня мёртвых

в несовершенном времени, на золотом луче:
эй, отойди от стремени, мы в небесах уже.
будущее обозримо, прошлое – наоборот.
господа бога мимо рай переходим вброд.

голуби, хищные птицы, сопровождают нас –
алчно горят роговицы наглых оранжевых глаз.
стрижены головы наголо, лбами торим высоту.
время молчать глаголами – начистоту:

были мы мамины-паины, дети великой страны.
тленом зеленым, как патиной, лбы наши выпачканы.
мы – девяностых мальчишки, не был убит – не рождён.
выясним, кто в небе лишний, и – на москву повернём.


* * *
женщина медленно спит. простыни сброшены просто.
спящим неведом стыд. спящая – сказочный остров,
полный серебряных птиц, звёздных прозрачных обманов.
тайна, лежащая ниц за чередой океанов.
дышат волна и волна радостью светлого гимна
каждая неповторима. не одинока – одна.


Фёдор Васильев

За други своя

- Давид,
ты весь в крови.
- А чё они?..
(А «чё они» - естественно, известно,
и всех тошнит от этой хреновни
с тех самых пор, как в люле стало тесно,
я не о том).
- Давид, пойдём домой…
В песочнице эпоха Соломона –
жемчужина истории земной, -
избыточествует неугомонно…

А ты, который не построил храма,
иди и помни: выше нет любви,
чем та, с какой тебя окликнет Мама:
- пойдём Домой, Давид, ты весь в крови.


* * *
Если правде смотреться в глаза,
сердцевина у жизни – другая,
беспонтовая, недорогая;
«против» численно больше, чем «за».

На слезу наползает слеза,
королева глядит не мигая:
сердцевина у жизни другая,
позвоночник у жизни – лоза.

Беззащитна, безрука, безнога
безработна, беспочвенна, без
перспективна, как поле чудес;

вся, как есть, - в никудышного Бога,
сердцевина моя, недотрога,
за деревьями тающий лес.










Tags: антологии, поэты
Subscribe

  • (no subject)

    * * * счастье близости – сколь строг расстояний конвой дорожает не слог – срок над водой дармовой лёд вздыхающий слаб, гол трепет прежде пути…

  • (no subject)

    * * * …степью дохнуло – словно в лото выпало, словно кто умер, чтоб не сказать «люблю», сами себя в петлю звенья спаяли как-нибудь: так через…

  • (no subject)

    * * * То отчуждён узор, то обнажён – живущих миг спасавший сколько мог прилежно – как надеемся и лжём, бездумно – как бумажный свой венок молитв…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments