Евгения Изварина (evizvarina) wrote,
Евгения Изварина
evizvarina

Category:

Владимир Гандельсман

Библиотекарь*

Говорит мне: «Аккуратно ставь
книги, корешок к корешку». Слушаюсь.
Вот стоят мои преображенцы рядами,
плечом к плечу.
Молчу среди собраний ума.
Слышишь, как один оплакал в стихах Гераклита?
Смерть, пусть горечью, но оживляет речь.
Со второго раза только и входят в реку.

Славь таблицы тех, кто просиял в познаниях.

Я прикасаюсь к ним — и читаю на ощупь,
как слепой Хо́рхе Луи́с,
ведь и меня дивило, что буквы в закрытой книге
не перепутываются и не теряются за ночь.
Но теперь, выучив наизусть их,
я на левую сторону надеваю память
и ношу забвенье.
Только там, где нет книжной пыли, buenos aires.

Смотрит рабби Лёв на го́лема, Бог — на рабби.

Вслед за истуканом рабби рассыпается в прах.
Что с того? Всякий день по книге
я таскаю в дом, где б он ни был, вроде
муравья с невидимым свитком.
В Праге, возле синагоги, родившей голема,
Командор поёт в моцартовской премьере,
а Дон Жуану вторит в бархатной ложе
книголюб Казанова.

Хоть бы мир и распался, страха в сердце не знаю.

Мор мертвит города, пожары их пожирают —
вновь надстраиваю этажи,
населяя их книгами.
На костях и пепле, да, на костях и пепле.
Чтобы котиком, сбежавшим в строфе Хо́рхе
от глиняного болвана, мурлыкать в кресле.
В книге нет ничего, чего не было б в мире,
кроме самой книги.

Вся на свете музыка в молчании этих клавиш.

Ближе к ночи я совершаю прощальный смотр,
проходя мимо казарм лейб-гвардии
Своего полка, несущего караульную службу.
А потом во сне, себя потеряв бесследно,
отрываясь от Зимней канавки,
над Невой Он взлетает и — дальше, дальше —
над библиотеками кладбищ,
над обложками плит надгробных.

Тебе жить, пока не истлеет последняя книга.

* В данной пиесе явно или завуалированно присутствуют великие библиотекари Каллимах, Борхес, Казанова, Лейбниц и Бог.
** Казармы Первого батальона лейб-гвардии Преображенского полка располагались на Миллионной возле Зимней канавки.
*** Строка «Славь таблицы…» — из Каллимаха.
**** Строка «Хоть бы мир и распался…» — из «Дон Жуана».


из подборки
https://formasloff.ru/2020/10/01/vladimir-gandelsman-tri-stihotvoreniya/
Tags: поэты
Subscribe

  • (no subject)

    * * * счастье близости – сколь строг расстояний конвой дорожает не слог – срок над водой дармовой лёд вздыхающий слаб, гол трепет прежде пути…

  • (no subject)

    * * * …степью дохнуло – словно в лото выпало, словно кто умер, чтоб не сказать «люблю», сами себя в петлю звенья спаяли как-нибудь: так через…

  • (no subject)

    * * * То отчуждён узор, то обнажён – живущих миг спасавший сколько мог прилежно – как надеемся и лжём, бездумно – как бумажный свой венок молитв…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments