September 1st, 2021

летчик

Семен Крайтман

БЕСТИАРИЙ, ИЛИ ВРЕМЯ «ПРИХОДА»



Гамаюн говорит «чирик», и тревожит ветки
алычи, и бретелькой цепляется за сучок,
и летит, окружённая солнечной алычой,
выплеснув грудь из пуховой своей жилетки.
и вещает мне, и говорит: устал,
как ты устал, возвращайся к себе, довольно…
в дом у запястья, где не бывает больно,
в тишину возвращайся, в мягкий свой барбитал.
следуй за радугой в медленный тёплый воск,
в место, где даже декабрь называют маем.
хочешь, возьмись за крыло моё, полетаем,
полетаем вместе со мной.
говорит Алконост:
будем крутиться средь рыхлых небесных льдин,
перемещаться, складываться, играя,
словно цветные волшебного куба грани,
в доме твоём окрашенные в один
цвет.
назовём его
цветом любви,
и он
пусть будет красным.
любовь непременно – красный.
так говорит Василиск и дышит в лицо огнём.
крылатый, нещадный, приземистый, коренастый.

отсюда
https://magazines.gorky.media/ier/2015/52/post-scriptum-5.html
quoll
  • el_d

(no subject)

Иона сказал: я промок и продрог, мой аккадский хромает как мой иврит,
И выгляжу я как полный пророк, которого проглотил кит.
Но я-то сбежал от имен, времен, от приказа спасать, от стихий и сил,
А кит себе плыл, фильтровал планктон, но господь пожелал – и он проглотил.
И все эти три подводных дня – где тишина? кому пустота? –
Бог стоял поперек глотки у меня, а я, соответственно, у кита.
И когда посреди межреберной тьмы я кивнул и ответил: пойду, готов,
Я жалел не вас, о дети чумы, а ваши деревья, ослов, котов,
Которым собой творить чудеса в очередной беспощадный раз,
Когда вас опять полезут спасать – как же оставить вас?
Китовым фонтаном, струей дождя в город входя как в сумрачный лес…
Давайте попробуем без чудес. Однажды сделаем без чудес.