March 18th, 2021

  • lebo35

"Марш экклезиастов"

Из давнего.
«Марш экклезиастов»
«Эх, хорошо в стране советской жить!»

В истории бывало много всячины,
до светлых дней не дожили пока.
Века златые были, были мрачные,
и были так, середние, века.
То в наступлении, то в обороне
духовный мир с реальным был в войне.
Но час пробил, и мир потусторонний
теперь стоит на нашей стороне.
В одном строю с прорабами пророки,
с домоуправом рядом домовой.
Товарищ дьявол, вытравляй пороки!
Товарищ бог, работай головой!
соединим мы все земные сферы,
из рая в аду дыры провертя,
всех ангелов мы примем в пионеры,
и комсомол отправится к чертям.
В литавры бейте, о победах пойте,
дудите в электронную дуду,
а вы, друзья, горите на работе,
чтоб не гореть впоследствии в аду!

Серый карнавал.
Точно в срок по всем распоряжениям
начинался серый карнавал,
намечалось некое движение,
-запевай!- и кто-то запевал.
Кто-то говорил об обязательном,
кто-то возникал, и кто-то ник,
и жандарм, назначенный писателем,
открывал лирический дневник.
И боролось новое со старым,
и войною минус шёл на плюс,
и очередные циркуляры
дети говорили наизусть.
Хором неразборчивым поэты
прославляли что-то вперебой,
и как птицы серые, газеты
стаей проносились над толпой…
Расширялось серое кружение,
замирало только ввечеру,
и согласно всем распоряжениям
снова начиналось поутру.
(Название позаимствовал из фэнтэзи Успенского)
quoll
  • el_d

Новое на сайте Юрия Михайлика

https://mikhailik.site/new/
Например, вот такое.

***
Гвельфы и гибеллины – политическая возня,
в муниципальных архивах и не такое хранится.
«Божественная комедия» писалась на злобу дня,
потом для нее отлили серебряные страницы.
Обилие хищных животных. Флоренция – это рысь.
И пятна на рысьей шкуре от средневековых споров -
светская власть иль папская... Мгновение – повторись!
Восемь веков не сходят чумные следы узоров.

Поэма вполне актуальна, особенно в наших местах.
где папа и император не спорят, а совпадают,
где в народе царит ликованье, переходящее в страх,
рыдают сперва от счастья, а после просто рыдают.
Дело, конечно, не в этом, восемь веков - не срок.
И не в том – о чем и зачем – сочинял стихи Алигьери.
Теперь о его поэме написано больше строк,
чем те, что в ней уместились. Раз в десять, по крайней мере.

Комментаторы обозначат - где гвельф, а где гибеллин,
что в аду и в каком ряду, и в какой из частей поэмы...
При этом никто не помнит – в одной из русских былин
давно живет персонаж – воплощение сей проблемы.
Происхожденье сомнительно. Хазар, а может, еврей.
Повстречав его на дороге, считай, ты уже покойник.
В сегодняшнем нашем тексте интересно, что он Соловей,
и, судя по качеству свиста, не важно, что он Разбойник.Collapse )