October 3rd, 2020

летчик

Дмитрий Веденяпин

***
У Набокова, помните, папа его alter ego
Смог однажды войти в эту «каждый охотник желает»
И стоял там в сиянье-сверканье какое-то время,
Бесконечное в сущности — этого ведь не бывает.

Не хочу оскорбить чувств афействующих, но смешно же
На вопрос про кого-то, он верует или не очень,
Пробасила Ахматова: «Ну разумеется, он же
Умный», а тут и Чуковская… Впрочем,

Эти «верю-не верю», должно быть, совсем ерунда,
Ух и ах, ах и ух на простой тенишевской качели
Для того, кто стоит в разноцветном своём никогда
То ли сам по себе, то ли нет, наяву ли, во сне ли.

из подборки
https://formasloff.ru/2020/10/01/dmitrij-vedenyapin-shest-stihotvorenij-etogo-leta/
летчик

Владимир Гандельсман

Библиотекарь*

Говорит мне: «Аккуратно ставь
книги, корешок к корешку». Слушаюсь.
Вот стоят мои преображенцы рядами,
плечом к плечу.
Молчу среди собраний ума.
Слышишь, как один оплакал в стихах Гераклита?
Смерть, пусть горечью, но оживляет речь.
Со второго раза только и входят в реку.

Славь таблицы тех, кто просиял в познаниях.

Я прикасаюсь к ним — и читаю на ощупь,
как слепой Хо́рхе Луи́с,
ведь и меня дивило, что буквы в закрытой книге
не перепутываются и не теряются за ночь.
Но теперь, выучив наизусть их,
я на левую сторону надеваю память
и ношу забвенье.
Только там, где нет книжной пыли, buenos aires.

Смотрит рабби Лёв на го́лема, Бог — на рабби.

Вслед за истуканом рабби рассыпается в прах.
Что с того? Всякий день по книге
я таскаю в дом, где б он ни был, вроде
муравья с невидимым свитком.
В Праге, возле синагоги, родившей голема,
Командор поёт в моцартовской премьере,
а Дон Жуану вторит в бархатной ложе
книголюб Казанова.

Хоть бы мир и распался, страха в сердце не знаю.

Мор мертвит города, пожары их пожирают —
вновь надстраиваю этажи,
населяя их книгами.
На костях и пепле, да, на костях и пепле.
Чтобы котиком, сбежавшим в строфе Хо́рхе
от глиняного болвана, мурлыкать в кресле.
В книге нет ничего, чего не было б в мире,
кроме самой книги.

Вся на свете музыка в молчании этих клавиш.

Ближе к ночи я совершаю прощальный смотр,
проходя мимо казарм лейб-гвардии
Своего полка, несущего караульную службу.
А потом во сне, себя потеряв бесследно,
отрываясь от Зимней канавки,
над Невой Он взлетает и — дальше, дальше —
над библиотеками кладбищ,
над обложками плит надгробных.

Тебе жить, пока не истлеет последняя книга.

* В данной пиесе явно или завуалированно присутствуют великие библиотекари Каллимах, Борхес, Казанова, Лейбниц и Бог.
** Казармы Первого батальона лейб-гвардии Преображенского полка располагались на Миллионной возле Зимней канавки.
*** Строка «Славь таблицы…» — из Каллимаха.
**** Строка «Хоть бы мир и распался…» — из «Дон Жуана».


из подборки
https://formasloff.ru/2020/10/01/vladimir-gandelsman-tri-stihotvoreniya/
seyatel

Хроники карантина 2.10

Российские ученые сектора астробиологии в Объединенном институте ядерных исследований показали доказательства занесения жизни на Землю из космоса и возникновения жизни до появления планеты [и сотворения нашего мира: сансара, полная страдания, безначальна и бесконечна]. Институт поделился несколькими кадрами [демонических сущностей – ] окаменелых микроорганизмов, обнаруженных внутри древнего метеорита Оргей, который упал во Франции в 1864 году [и с тех пор является святыней, подобной Каабе]. С 2015 года, используя электронные микроскопы, российские ученые сделали качественные снимки [призраков и видений]. Соавтором работ выступил американский академик Ричард Гувер. По словам академика Розанова, многие доказательства [и мистические свидетельства] были найдены еще после падения метеорита, однако ученые интерпретировали факты немного иначе, «чтобы не пугать людей». «Это не открытие, а установление твердой фактуры, что панспермия — это реальное явление». Полный альбом со снимками будет опубликован в ноябре. Кто в эту книгу заглянуть дерзнёт, того крылатый ужас унесёт.
seyatel

Отец Сергий



опытный практик
отец Сергий
легко расправляется
с небесной властью
ей оставив невесту
однако не знает
что ему делать
с нахлынувшей святостью
неотличимой от страсти
то ли отдать плоды бедным
то ли вернуть женщинам
в древних традициях тантры