September 8th, 2020

летчик

Юрий Казарин

* * *

Зима и сердце: между ними
болит в тебе чужое имя —
и уголька последний шмель
вползает в пепел, в бездну, в щель,
где гнется волчий коготь синий
и состоит из черных линий
кочевник снег, оседлый иней
и взгляда встречная метель,
где ночь небесная остыла —
и вышла в поле из окна,
остановилась и — завыла
себя узнавшая луна.

из подборки
https://magazines.gorky.media/ra/2020/6/za-oknom-2.html
летчик

Борис Рыжий (в день рождения поэта)

* * *

Я на крыше паровоза ехал в город Уфалей
и обеими руками обнимал моих друзей —
Че́репа и Водяного, щуря детские глаза.
Над ушами и носами пролетали небеса.
Можно лечь на воздух синий и почти что полететь,
на бескрайние просторы влажным взором посмотреть:
лес налево, луг направо, лесовозы, трактора́ .
Вот бродяги-работяги поправляются с утра.
Вот с корзинами маячат бабки, дети — грибники.
Моют хмурые ребята мотоциклы у реки.
Можно лечь на синий ветер и подумать-полежать:
может, правда, нам отсюда никогда не уезжать.
А иначе даром, что ли, жёлторотый ротозей —
я на крыше паровоза ехал в город Уфалей?
И на каждом на вагоне, волей вольною пьяна,
“Приму” ехала курила вся свердловская шпана.

отсюда
https://magazines.gorky.media/znamia/2000/3/gornyj-inzhener.html
look
  • mi3ch

ци


© Helena Almeida

Быть поэтом — это скорее условие, чем профессия
/Роберт Грейвс/

Collapse )