November 7th, 2019

Необычная скульптура.

Это, вероятно, одна из самых необычных скульптур, Хранится она в музее Салар Джунг в Хайдарабаде, Индия. Особенностью ее является то, что с одной стороны мужчина, а с другой — женщина. Во всем мире ее знают, как «Двойная статуя Мефистофеля и Маргариты».

Она высечена из цельного куска древнейшего дерева Сикомор. Позади двойной статуи специально разместили огромное зеркало, чтобы видеть два изображения одновременно, и иметь возможность оценить безупречное мастерство автора.

ПыСы. Авторство скульптуры почему-то, не разглашается. 

9 vrata

Объявлены лауреаты премии "Поэзия" 2019 года

7 ноября подведены итоги премии «Поэзия» – самого заметного литературного события года. В 2019 году премия «Поэзия» вручается впервые. Денежное содержание премии составляет в номинации «Стихотворение года» 300 000 рублей, в номинациях «Поэтический перевод» и «Критика» – по 200 000 рублей. Премия «Поэзия» учреждена Благотворительным фондом «Достоинство» в 2018 году и является преемницей премии «Поэт». Цель премии «Поэзия» – находить и поощрять выдающиеся произведения современной поэзии и поэтического перевода, литературную критику, посвященную поэтическому творчеству.



Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Заметки о поэзии-3

ЗАМЕТКИ О ПОЭЗИИ- 3.



Это выписки из записных книжек разных лет.

Затеял это я не корысти ради, но развлечения для, благо, что САМЗДАТ даёт повод для такого дела.

Эпиграфом этому занятию многолетнему я взял слова Пушкина:
..Усовершенствуя плоды любимых дум...

Действительно, я всю жизнь крутился вокруг поэтических тем, возвращаясь на круги своя.

Ещё из Пушкина, задание :
Искать опору смыслу в звуке!.

Дальше в хаотическом порядке записи.


Стыдливые умолчания, тёмные намёки на некие периоды в 30-х -50-х годах, когда они почему-то! Не писали.Разговоры о непростом творческом пути. А трудная-то судьба- это товарищ Иванов, до сих пор ходящий на службу в своих штанах и башмаках. Поэты не отомщены.Даже при самых объективных общественно-исторических обстоятельствах для совершения предательства нужен конкретный т. Иуда. Бог своими ручками ничего не делает. (Прочёл книгу о Заболоцком). (1980 г.)

Есть таланты головные,
Но они - не главные.


Выхожу один я на дорогу..
Выхожу я в путь, открытый взорам.. -Блок.
Ты жива ещё, моя старушка...
Размер.

Какие созвучия!
Пушкин: ... очей очарованье...
Полонский: ... какими тягостными снами...

Тютчевская подстановка : Россия вместо Бога. Умом не понять,только верить.

Религия ушла в поэзию- не как вода в песок,
А словно сок в деревья.
(По поводу стихов Ал.Тихомирова в Поэзии, 31.) Сверхточность рифм : лиц- водице-птиц- синице.


Стих приобретает таинственность, когда забывается его повод, технология, подпорка: так человек становится на табурет, накидывает петлю, отталкивается-и вот вместо него- повешенный!

Хлебников: В мигов нечет
Кузнечик вечер ткёт..
Нечет! Это промежуток между двумя чётными мигами бытия. Дискретность времени.


От символистской бесплотности в мир вещей поэзию вернули акмеисты. Символизм- нежность, акмеизм- тяжесть. Сёстры- тяжесть и нежность.. Потом поэзию административно оторвали от земли, вздёрнули, и она долго смердела. Появилась новая поэзия, стоящая (одной ногой) на земле.Поскольку идеи движутся кругами, возможен новый взлёт в небеса, хорошо, если по своей воле.


Могуч Гумилёв!

..Но молчи : несравненное право-
самому выбирать свою смерть! Это же суть Камю!

...изысканный бродит жираф...

Но ты слишком долго вдыхала тяжёлый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя,
И как я тебе расскажу про тропический сад...

...то время, когда мы любили,
когда мы умели летать...

Лучше слепое ничто,
Чем золотое вчера...

Только усталый достоин молиться богам...

..и так по-земному прекрасны и грубы
минуты труда и покоя...

...Мы дрались там. Ах, да, я был убит.

И чётки сны её, как тени
На райском огненном песке...

...принявши дерзко за оковы
мечты, связующие нас...

...о неопытном думают ангеле,
что приставлен к тебе, безрассудной...




Есть Моисеи посреди дубов...
...безмолвно поднимая в вышину
неисчислимые тысячелетья...

...и быть может, не припомнит ветер,
что когда-то я служил в бюро.

Лишь песен не проси ты милых,
Таких, как я слагал когда-то.
Ты знаешь, я их петь не в силах
Скрипучим голосом кастрата...
...и я не буду думать, вольный,
о милой девочке, с которой
мне было нестерпимо больно..


...и вся она легка, как птица
осенней ясною порой,
уже готовая проститься
с печальной северной страной...


...Но забыли мы, что осиянно
только Слово средь земных тревог
и в Евангельи от Иоанна
сказано, что слово это-Бог.
Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И как пчёлы в улье запустелом,
Дурно пахнут мёртвые слова.

...Что делать нам с бессмертными стихами?

..Ты улыбнулась, дорогая,
и ты не поняла сама,
как ты сияешь, и какая
вокруг тебя сгустилась тьма...


Тютчев- предшественник Камю :... сражайтесь прилежно, пусть... борьба безнадежна...

Л.Гинзбург о лирической индукции и дедукции.

Напели шлягер:

С Одесского кичмана
Бежали два уркана,
Бежали два уркана тай на волю.
Под ёлочкой стомились,
Они остановились,
Они остановились отдохнуть.
-Товарищ мой, товарищ,
болять мои раны,
болять мои раны в глубоке.
Одна заживает,
Другая нарывает,
А третья открывается в боке.
За что же мы боролись,
За что же мы страждали,
За что мы проливали нашу кров?
За крашеные губки,
Коленки ниже юбки,
За то, что называется любов.
Товарищ мой, товарищ,
Зароють моё тело,
Зароють моё тело в глубоке,
И с шашкою в рукою,
С винтовкою в другою,
И с песнею весёлой на губе...

Вариант начала:
С Одесского кичмана
Бежали три уркана,
Бежали три уркана налегке,
Один в полушубке,
Другой- ув дамской юбке,
А третий, извините, без штанов..

1983 г.

-Какая смелость! Они кричали Ура!- со всеми, но вполголоса. Это тихая поэзия.

Японские трёхстишия- схема стиха.

Книга М. Кудимовой Перечень причин.Прекрасное название. Напор, без слабости и сантиментов.Без лишнего.Позавидовал находкам. Не так темна, как Глушкова. У той за словом нечувствуется объёма. У Кудимовой- есть.

Читал книжку трёх(!) молодых поэтесс.Разные по стилю, одинаковые по занятости своими молодыми женскими проблемами.Хвалят их за невторичность, нелитературность.Не показывают, де, эрудиции.Уровень элементарных ощущений,не поднимающийся до мысли.Что бывает с лирическими поэтессами, когда наступает лирический климакс?Нельзя же от мысли шарахаться, как от чумы, чем же преемственности выразиться, как не литературщиной, или она нисходит как дух святой в виде голубка к молоденьким поэтессам?

Маяковский. Угрюмый дождь скосил глаза
А за решёткой
Чёткой......- можно читать на два голоса, игра- импровизация с придумыванием продолжения рифмами.


Пришвин об Альдонсе и Дульсинее. Альдонса- индивидуальное, частное, детальное. Дульсинея- общее, чужое, обидное для живого и частного. Реализм и романтизм.
-Нельзя давать мёртвым управлять живыми!

Аннинский о Луконине. Поэзия команды. Зондер- или просто особой.Мы и Они. Тут Маяковское Мы, тут и Высоцкий. Военная лирика Гудзенко- поэзия избранности, жертвенности, его ямбы подчёркивают дикий разрыв между описанием и описываемым- и выковыривал ножом из-под ногтей я кровь чужую Подмена реальности,-тема Гудзенко,
Он повторяет слова Шагинян:- Воздух тех лет!

Пришвин: Искренность- это ложь.

Подмена реальности госреализмом.

Поэзия должна быть глуповатой. Но не поэт.

Кожинов пристроился впереди группы писателей и поэтов не то с хоругвью, не то с андреевским флагом.Уже отмечаем заслуги Греча. Скоро Булгарин под ручку с Пушкиным будет гулять в раю русской культуры.

Впервые читал Случевского. Некоторые стихи поразили созвучием мироощущения и манеры- из ранних и поздних. Пейзажи не тронули.

Пушкин- свободный внутренне человек в оковах внешнего рабства. Лермонтов и многие другие- и внутренне несвободны. М.б., это имел в виду Блок:-Пушкин! Тайную свободу
Пели мы вослед тебе!
Свобода как долг по отношению к самому себе.Только такую необходимость можно осознать.

Четыре основных сюжета романтической поэзии:
Я не такой, как все!
Мы не такие, как все!
Я такой, как все!
Все такие, как я!

О провинциализме в поэзии. Линия в лирике, условно так названная, берёт начало от Лермонтова, далее тютчев, и т. д. Это поиск чётких формулировок, красного словца, стремление к эффектности концовок, к сделанности,одиночество лирического субъекта.
Столичная лирика- свободное самовыявление индивидуальности, живая, не заканчивающаяся формулой мысль,речь человека, уверенного, что его слышат. И мир с Миром.

Из Лескова (Запечатлённый ангел):...Ну а у нас, гоаорю, верно, другое образование, и с предковскими преданиями связь рассыпана, дабы всё казалось обновлённее, как будто и весь род русский только вчера наседка под крапивой вывела...


Читаю Станкевича. Письма интересны, например: мысль не высказывается, а воплощается в стихотворении. Он отмечает право на существовании поэзии в дидактическом роде, но считает её второсортной.

К источнику понятия тайная свобода . В Добротолюбии Блоком отчёркнуты фразы о том, что истинная свобода и любовь души- в отрицании временного. (Лит.насл. о Блоке).

Письма Пастернака в ЛН. О столичной и провинциальной поэзии- у него без географии, но суть та же-ожидаемый читатель и его восприятие. Мысль ищет общения с людьми, и тем более широкого, чем мысль глубже.Художественный же образ может удовлетвориться одиночеством, в котором он родился и может оставаться.

Ю.Кузнецов. Русский узел. Отлично издан.

О рифмовке Маяковского: ныряющие, меняющиеся местами звуки:

Ра-кет
П-ар-кет-е
С-ап- оге
Ге-те.
Скорбь- скарб.

Поэт написал уже свои великие стихи, а мы, как пьяницы водки, всё требуем:-ещё! Ещё!

Поэзия в наступлении- на собственное горло.

У Пастернака о верлибре, что он терпим только пока безумен.

Много читать Пастернака вредно, как пьянство в одиночку.

Пастернак о деталях. Безразлично, какую взять, если все детали в системе.Эта система должна быть задана сразу и однозначно, иначе произвольные детали рассыплются.

Можно пойти дальше, утверждая произвольность тем стихов, если мир поэта обладает системностью, целен- жив.

Пастернак: Стихи- это эссенция прозы.

Примитив не первичен.Он наивно выражает своё, но пользуется неиндивидуализированным языком, установившимся знаковым кодом. В его картине- единство изображения и автора, а предмет изображения отсутствует.Это автопортрет.

В сборниках народных песен поражает фрагментарность.Случайные строки из других, наверное, прекрасных песен, но позабытых. Склероз фольклора.

Гоголь о Пушкине: -Не входил в храм поэзии неопрятным и неприбранным.

Валентность слов- не пустая метафора. Слова ведут, тащут за собой.

ЦВМ, способным воспринимать стихи, очень смешны были бы метафоры, как неправильная классификация по случайным признакам.Они могли бы между собой играть в метафоры и ухахатываться.

Блок. Требование к писателю- быть в традиции. Это его ощущение системности, Целостности Искусства и понимание находящегося вне традиции как неживого, механического.


Аналогия со средневековой церковью, которая монополизировала общение человека с богом. В случае литературы- это невозможность свободного выхода в печать.Протестанты, которые перевели и напечатали Библию, устранили тем самым церковь как посредника. Теперешний Самиздат- тоже род реформации.

И ещё, и ещё раз восхищенье: ШиПЕНЬе ПЕНистых бокалов
И пунШАПламень голубой!
Вот этот стык ПЕНь-ПЕНи, как приглушённый стук бокалов с шампанским!

Система аллитераций в стихе должна быть ритмически организована и распознаваться на слух.

Стихи, будто сны, приходят и уходят, их надо успеть записать.

Баратынский: Талант- поручение.
Из письма: Образчик александрийского стиха- Губернский секретарь Евгений Баратынский.

У Кривулина: В этом странноприимном дому
Уподобился шкафу,
Мой дух уподобился шкафу!

....И тогда во весь голос заявила о себе тихая поэзия.

1984.


Поэты- передвижники. Скудный мир буден. Со временем захочется стихов нарядных, как праздники.


Стихи Тихомирова- в мире идёт борьба, зло борется со зом, а добро в сторонке что-то строит.

Прочёл книгу М.Петровых. Вся жизнь на 200 страницах.

В ЛГ большая статья Вознесенского.
-Кокетничает, задаётся! Там бывал, то едал!- так бы могли осуждать местные воробьи какую-нибудь перелётную птицу.

День Поэзии 83. Есть- и много- очень хороших стихов. Интересно, что поэтемсс выделили в особую женскую половину, и их половая тематика резко контрастирует с рассудочной мужской! Есть дамы, доходящие до стриптиза. Одна пишет о волшебном стЕБЛЕ, превращающемся в ней в дитя.

Игровое начало поэзии. Игра со словом- самовитый Хлебников. В этом родео на необъезженном слове долшне других могла удерживаться Цветаева. Её тире- как камни из-под копыт. Глазков, Козловский с его омонимическими рифмами.

Ерёменко- мощное движение в новые языковые области- сленг, техницизмы, отказ от привычных поэтизмов. Новое слово проникает в поэзию по каналу метафоры.

Хронотоп стиха. Возврат к началу и чёткое обозначение точки зрения. Тогда создаётся впечатление сиюминутности переживания.

Процедура сочинения, начинающаяся с одного слова, или фразы. Похоже на восстановление целого по части, горшка по черепку. Угадать целое.

Внутреннее склонение слова- так называл Хлебников ряды типа бог- бык- бег.

Чупринин- о Самойлове и дневниковой поэзии острого словца, фрагмента, о поэзии, требующей одного, но понимающего с полуслова, собеседника.

Батюшков:-Надежда- это память о будущем!

Пушкин ценил искусство плана. Системность. Экономичная модель сложного. Блок: сотри случайные черты..

Окуджава: ..Когда ВнеЗ апНо ВоЗН икает... !

Граница между добром и злом расплывчата, и дело поэта не смешивать их, а разделять.Добро и зло нужно расталкивать друг от друга. Поэт как пограничник.

Пушкин: На одних воспоминаниях об ушедшей молодости далеко не уедешь.

Жан-Поль Рихтер о поэзии как прикосновении к богу.
Всё просто и ясно, если иметь такую опору, правда, в небесах. Они чувствовали себя вполне нормально вверх тормашками.

Кушнер- тучка, ласточка, душа..
Винокуров:- Психея, ласточка, душа..
Блок:- Шалунья девочка-душа..


(Витаньи). Три уровня творческой способности.
Нулевой- объективация неотделима от деятельности.
Фольклорный- варьирование стандартных элементов. Здесь и эпигоны.Уровень таланта.
Генеративно- инновативный- введение новых элементов, новых вариаций их.Уровень гения.


Тарковский. Стихотворения, 74 год. Великолепная книга. Стихи- один к одному, но впечатление двойственное. Может быть, потому, что нет плохих стихов? Высокий стиль. Разговорная речь богов.

Мало ли на свете
Мне давно чужого-
Не пред всем в ответе
Музыка и слово.
А напев случайный,
А стихи на что мне?
Жить без глупой тайны
Легче и бездомней,
И какая малость
От неё осталась-
Разве только жалость,
Чтобы сердце сжалось,
Да ещё привычка
Говорить с собою,
Спор да перекличка
Памяти с судьбою.

....когда судьба по следу шла за нами,
как сумасшедший с бритвою в руке.

Мы-только под прямым углом,
Наперекор один другому,
Как будто не привыкли к дому,
И в разных плоскостях живём,
Друг друга потеряли в давке
И порознь вышли с двух сторон
И бережно несём как сон,
Оконное стекло из лавки.
Мы отражаем всё и вся,
И понимаем с полуслова,
Но только не один другого,
Жизнь, как стекло в руках неся.
Пока мы время тратим споря
На двух враждебных языках,
По стенам катятся впотьмах
Колёса радуг в коридоре.


Сб. 100 песен русских рабочих.

..как стояла нова фабричка,
нова фабричка Корзинкина купца,
как на этой новой фабричке
тут работали работнички,
тут работали работнички,
молоды парни прядильщики,
маленьки мальчики ставильщики,
красны девицы моталочки,
раскрасавицы катушечницы...


Как смотритель-то идёт, да
Он стальны ключи несёт.
Он стальны ключи принёс, да
Он машину разобрал...


...Посмотрю на свово сына-
сердце оборвётся:
та же горькая судьбина
ему достаётся...

В глухой тишине каземата,
В сырой глубине рудников
Страдают свободные люди
За вечно безмолвных рабов...

Там, где Волга протекает
Полосой громадных вод...


Давно устали руки,
Давно болит спина,
А дела ещё много
И жизнь ещё длинна...

Поэт, воспой! Где твоя лира?
Воспой сей грозный океан.
Бушует Севрна Пальмира
Как огнедышащий вулкан.
Какие страсти разбудили
Великих нарвскиих сынов,
Когда они толпой спешили
Из мрачных каменных домов?...


..Манеж телами завалили,
хватило дела палачам.
Они на кладбище возили
Вагоны мёртвых по ночам...


На десятой версте от столицы
Невысокий насыпан курган.
Его любят зловещие птицы
И болотный целует туман.
Под глубоким пушистым налётом
Ослепительно белых снегов
Мертвецы приютилися, счётом
Девяносто рогожных мешков...


Вот грянул залп-тела упали
И кровь на землю пролилась.
Страдальцы слышать перестали,
Свершился казни страшный час.
Кого, подумайте, убили,
Подумай, бедный русский люд-
Ведь Шмидта славного убили,
Его нас больше не вернуть.

...У одной у баррикады
русский раненый лежал
и штыком он в грудь пробитый,
царя России проклинал.
Вдруг раздался гром военный,
Снова грянул жаркий бой.
К баррикаде прислоненный,
Услыхал его герой....

..э-эй, доля, доля моя,
где ж ты водою заплыла...

Будем жить и веселиться
В Петербурге и везде,
Будем весело трудиться,
Будет праздник на земле...


За братство, за честь и свободу,
За льготу рабочих труда
Ведётся уж долгие годы
С капитализмом борьба..


Отметил, что песни рабочих, в отличие от крестьянских, содержат мы, это групповые высказывания.


Читаю книгу об Анненском.Пример поздней справедливости.Всё могло погибнуть, но случаем уцелело и случаем опубликовано. Лирика живая, бьётся, как рыба в сети.
Сущность поэзии- в постоянной перемене местами Я и НЕ-Я.Очеловечение мира, овеществление Я, постижение мира превращением его в меня.

Борхес: Стихи- открытия. Их идеи (Платоновские) существовали и до их открытия поэтом.Поэтому стихи УЗНАЮТ. Изобретение функционально, открытие вневременно.
(Мандельштам:-..И сладок нам лишь узнаванья миг..)

Лирический поэт О`Перси.

Экспортная поэзия. То, что дозволено Евтушенко.
Однако, что за строчка: вши, вшитые в швы рубашки!

Читаю Гейне. Отсюда Саша Чёрный и др., у Г. Раздевание лирического героя совершенно неприлично! С трудом дочитал. Его иронические предсмертные жалобы- увы, ничего, кроме сочувствия. Урок. Пиши, жалуйся- кому?

Переводная литература- вроде лицензионное изделие, но со знаком нашего качества.

Непечатный Глазков 40-х гениален! Интонации Хлебникова, ведущие к Олейникову и Заболоцкому.

Интервью Тарковского.Ценит Баратынского, Ахматову, вернувшую в поэзию высоту. Не принимает Мастера и Маргариту за снижение святого. Против мастерства в поэзии, за питание стиха подпочвенными водами, а не водопроводом рационального ремесла.

Сборник Самойлова. Он не любит чудачеств, что подтверждает словом.Стремление к простоте-признак того, что чудачество стало нормой и надоело.
Однако эпоха скоро наскучит простотой.Уже слышна монотонность равнинной лирики. Фольклорно-мифологическое течение (Ю.Кузнецов) набирает силу, но оно, как Афина, рождено из головы. Садо-мазохизм Евтушенко и Вознесенского уже не греет, ушла волна, и они на песке, как пена. Надо ждать новой волны, засуха души, сухой сезон.

В поэзии- как и в любви- все достоинства поэта- в читателе. Для чужого нелюбящего взгляда предмет нашего обожания зауряден.
1986.

Пожалуй, достаточно.
-Опоздал с окончанием?
Сорри.

(no subject)

.







* * *

В фильме, где-то посрединке,
Коридором: квич-квич-квич! –
В кожаных полуботинках
Вдаль торопится Ильич.

К кипяточку – сын крестьянский.
Он с вопросом тут как тут.
Чайник. Говорок рязанский.
Сапожищи: туп. Туп. Туп!

Ленин, сын крестьянский, чайник:
«Квич-квич-квич», «туп-туп», «бряк-бряк»...
В детстве, тёмном и случайном,
Культпоход в стране печальной.
Холод. Праздник Ноября.



1997
летчик

Виктор Качалин

***
Никого не будет в смерти,
ни тебя и ни меня,
только нежный, тонкий крестик
потаённого огня,

в середине – нерождённый,
не доспевший до утра
друг-зародыш, сын сожжённый,
и ему давно пора

стать снежинкой и растаять,
но он чуток в сердце чуд,
спит несущий сон и память
и любви, и палачу.
летчик

(no subject)

* * *
Не отреченье на черте -
так птаха в спящем хороводе...

И ловчий в полутемноте
азарт - что солнце на подходе,
луной проявленное вплавь:
вей, птицелов, силки и сети,

но мир - лишь то
("всё то" - поправь)
что сквозь себя упустишь в нети.
летчик

(no subject)

* * *
В полусне воробьиной лучины - глядеть ли строже?
Чик-чирик, золотые причины! Мы тоже, тоже
там, где сами себе - остуда, январь без мая,
держим планку, покуда вселенной дрожит стальная
трижды крепкая стяжка, то знойно дыша, то вьюжно...
Кому сердце не тяжко - тому ничего не нужно.
летчик

(no subject)

* * *
...Бог-полубык, океан-получеловек,
с миру по искре шафрановых смол ковчег -
сращивай, переоснащивай ларь-янтарь...
Не "или - или", но - в общей могиле, как Моцарт-царь,
в извести, в пропасти, в карстовой полости между нот
выцвести в прах уготованное, но вот
снова - незнаемое, тасуемое в горсти,
всё, что не выспросили, не выкрестили - срасти...