October 25th, 2019

9 vrata

Алла Демидова: "Культура умирает? Никак умереть не может!"

Беседа писателя и журналиста Дмитрия Быкова с народной артисткой РСФСР Аллой Демидовой, 2000 год. Текст приводится по изданию: Быков Д.Л. И все-все-все: сб. интервью. Вып. 1 / Дмитрий Быков. — М.: ПРОЗАиК, 2009. - 336 с.

Дмитрий Быков: "Разговор вскоре после того, как Демидова, долго не появлявшаяся на публике, возобновила вечера, на которых читала поэзию XX века — чаще всего Блока, Цветаеву, Самойлова. После было еще несколько бесед, но в них она уже не играла. А в этой — первой — отчетливей всего виден образ, который она лепит, сочетая дружелюбие и королевственность".



— Алла Сергеевна, вас удивил переполненный зал на вашем выступлении?

— Удивил очень. Этот день был ужасный, с утра — уже вечер, что-то текло с неба, энергетические какие-то бури, я не знаю что... Я просто себя реанимировала. Я бы сама в жизни не пошла на такой вечер в такую погоду — к ближайшему другу! Потом Василий Катанян сказал мне: Алла, мы уже сняли трубку — звонить тебе и извиняться, что мы не придем. Я рассчитывала на десять-пятнадцать человек и взяла с собой папку, заготовленную на следующий день: мне предстояло назавтра записывать на телевидении Агнивцева, Сашу Черного и Северянина в цикле «Забытые поэты». Я энергетически их не проверила, мне хотелось узнать, как они будут звучать... Чисто рефлекторно я захватила с собой и вторую папку — с Пушкиным, Цветаевой, Бродским, — вышла на сцену, увидела зал и испытала шок.

Причиной такого стечения людей может быть... я не знаю... тоска по высокому и вечному (смешок). Я в принципе ничего не имею против попсы, я сама ее часто слушаю, и очень хорошо идет, в особенности ночью. Но когда предельно идиотскую фразу вдалбливают в тебя сотню раз — сколько можно? И потом, одно дело — читать стихи глазами, а другое дело — восприятие на слух. Какие-то другие вещи. Тот же Катанян сказал: что это все в один голос — культура умирает? Никак умереть не может! Я думаю, мы скоро будем свидетелями возврата... к некоторой норме.

Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

летчик

Алексей Кубрик

* * *
Снится объятье одною тобой.
Как облака, что легки и ведомы,
как пробуждение летнего дома
с чижиком в форточке над головой.

Мы улыбаемся в этот покой.

Поздний лопух вдоль глухого забора.
Ёж на тропе из полночного спора.
Небо, которое вместе с рекой,
переплывает такое же небо.
Ветер, запутанный той синевой,
что доживет до воздушного хлеба.

Снится объятье одною тобой.

* * *
Речь моего родника
(там, на Угре)
была значительна и горька.
Листья в траве
не говорили, что пасть и лечь, —
это не их речь.
Они лежали у самых ног
в шорохе всех речей.
Вечер намок или я продрог —
знает один ручей.

из подборки
http://textura.club/znaet-odin-ruchej/
летчик

(no subject)

* * *
Вражде и надежде, огреху и краху –
есть время и место: кисть осени с маху
свинцом и графитом пройдётся по вспышкам,
и свяжется – что уживалось не слишком
днём раньше, сном старше – расширится будто
охранное око, увидит инако
и жизнь, возмещённую кем-то кому-то –
и чьё-то «не надо»…
летчик

(no subject)

* * *
сколько, октябрь
плутать в нарезке
кадров твоих на души помин

смена сезонов
во мгле и блеске
мёртвой зыби поверх глубин
узники слепнут - в перископ их
лёд полнолуния перелит

лето петляет в морозных сотах
не утоляет
огнём палит
летчик

(no subject)

* * *
Спишь –
как над мёдом ворожат…

И забытьём твоим прижат
пляж к рельсам – расселённый дом:
там стебли длинные – в надлом,
там ивы старые – страда
не правды и не лжи, когда
летящим золотом их грив
пчеле аукнется родство –
цветок покинувшей, добыв
не ложь, не правду –
волшебство…
летчик

(no subject)

* * *
Просьбы с губ, следы со стоп,
перехваченные бездной,
уязвимое,
висок
человечески-древесный

обнимали, не деля,
отступались, но не слабли
тополь – копоть и петля,
ива – дождь и дирижабли…