July 24th, 2019

Остроумный ответ

В последнее время я всё чаще встречаю слово «обесценивание». Обычно оно маркирует тот момент беседы, когда мне становится ясно, что собеседник не заслуживает её продолжения. Но всё-таки история про обесценивание есть и у меня.

Целую жизнь назад, в 1987 году, однажды вечером я пришёл на дежурство в штаб-квартиру Оперативного комсомольского отряда дружинников МГУ в подвале высотки Главного здания — и застал там спящим на составленных в ряд стульях некоторого бойца этого отряда, мелкого шкета с первого курса химфака по фамилии, как сейчас помню, Кратенко, а по прозвищу Крот. Крот этот жил в общежитии, где, безусловно, было не сильно уютнее, чем тут на стульях, но проблема заключалась в том, что вот-вот должна была закрыться столовая. И поскольку будить Крота мне вдруг стало жалко, я пошёл в столовую (благо она располагалась там же, в подвале), взял сколько-то еды, принёс в штаб-квартиру и оставил поднос на столе рядом со стульями, послужившими тов. Кроту одром. Прошёл час или два, и Крот проснулся. Он сел за столом мордой к подносу, протёр глаза и посмотрел на поднос внимательнее. Довольно долго я развлекался тем, что рассказывал этот эпизод разным людям и предлагал им угадать, каковы были первые слова этого юного блюстителя порядка и знатока химии, когда он обнаружил, что кто-то вдруг решил о нём позаботиться. Угадавших не было, но это, боюсь, говорит скорее о круге моего общения.

Крот сказал: «А где хлеб?»

— — — — — — — — —

Оригинал этого поста размещён в авторском блоге https://dkuzmin.dreamwidth.org/ Комментирование постов автора происходит там.
    летчик

    Александр Петрушкин

    "Стружка"

    *
    пишешь
    [ещё]
    письмо Богу

    а Он
    [уже]
    всё получил

    и ответил

    ЭХО
    в начале – оно
    затем – мы

    каждый хлебная крошка
    чтобы другие могли вернуться

    *
    так тело безысходно

    что возможно

    его здесь нет

    [а если нет то есть
    царапина на кадре
    неба в луже

    которому здесь некуда упасть]

    отсюда
    https://me-ga-lit.livejournal.com/
    летчик

    Виктор Качалин

    Врата


    Это врата, и мы должны их с тобой пройти,
    легче, чем пух, страшней, чем уголь, оставшийся от голубей,
    сожжённых в жертву.

    Сегодня я увидел пёрышко, его занесло вчерашним ветром,
    оно лежало на краю балкона, на коврике, закрывающем щель
    между перилами и полом.

    Я отпустил его на ветер: «Плыви!»,
    и оно, описав небольшую дугу,
    снова легло к моим ногам, далеко от просвета.

    Страшная щель, выщербленный давно бетон
    с ржавой арматурой слов,
    он так же нежен, как кожа с сеточкой для имплантации,

    я видел такое в больнице и в ожоговом центре,
    называемом сердцем.
    Метафоры так нежно и навсегда проникают в кожу,

    и снять их можно лишь вместе с ней.
    Успокоиться можно, когда сойдёт старая кожа
    и нарастёт новая, сияющая, нежная.

    Другого пути просто нет.
    Мир сдирает с девочки кожу и надевает её на себя,
    сперва украсив её всеми цветами радуги.

    Твоя кожа свернётся и станет глазами, а глаза станут сердцем,
    из которого будет новая, сияющая, светлая кожа,

    так похожая на зелёные листья дуба,
    на его дружелюбный свет.
    Ты не будешь больше зеленоглазой,

    никто не сможет уловить свет твоих глаз,
    никто не сумеет тебе отвести глаза, очарование словом
    отпадёт, как кора – ты сама станешь вестью и вещью

    в тихом веянии светящей вести восторга.
    Ты станешь вся свет, и огонь с водой тебя, обнимая,

    проведут сквозь врата и отпустят.
    19-21 июля 2015

    отсюда
    https://duhov-vek.livejournal.com/