July 9th, 2019

летчик

(no subject)

* * *
…а игра давно – призовая:
музыку попутно распознавая,
где по струнам пальцы перебегали,
всюду прозелень до изумрудной гари,
грани того стёклышка – лишку! лишку! –
но когда те окрики помогали? –
тянешь светозарную передышку…
летчик

(no subject)

* * *
Сизой розой не побрезгуй:
день щебечет,
мельтешит,
задник, холст его отвесный
кладкой каменной подшит.

Жизнь, одолженную на день,
тронешь – выйдет из стены
сизый пламень,
ливень,
складень –
три иконы седины…
летчик

(no subject)

* * *
кровь намывала швы кромешные
стежков сухую канитель

но не за этим птицы вешние
ныряли в музыку недель

и если правильно расслышали
то в стены крови и полы
в её подвалы – наивысшая
защита вшита
без иглы
летчик

(no subject)

* * *
не волк человек человеку, но тот, кому
признание повелевает в чужом дому

очнуться при свете ночи, во мгле дневной
признание – облюбованным глубиной

что нежность их уничтожит, не разлучив
признание подозревает, но промолчит
9 vrata

"Поразительная всё же вещь – генетическая память". Хаматова о диалоге Путина с Шевчуком в 2010 году

Народная артистка России, соучредительница благотворительного фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова о знаменитом диалоге Путина с Юрием Шевчуком в 2010 году - в интервью Катерине Гордеевой. Текст приводится по изданию: Хаматова Ч.Н. Время колоть лед. - М.: АСТ, 2018.



ХАМАТОВА: Знаешь, меня тогда поразила, как и всех, наверное, реакция Владимира Владимировича: “Кто вы?” – “Я Юра-музыкант”. Он потом объяснил, что в Петербурге много талантливых людей, трудно всех запомнить. И все как бы поверили, что это может быть правдой. Отдельным номером программы была реакция на происходящее Лёни Ярмольника, который оказался под перестрельным огнем между Юрой и Владимиром Владимировичем. Лёня периодически всасывался в кресло, чтобы пропустить самую острую полемику мимо, и затем из этого кресла, наоборот, выдавливался, когда говорилось что-то безопасное. Палитра Лёниных выражений лица менялась стремительно – от радостно-испуганного, от беззаботного до искаженного ужасом соучастия в чем-то опасном, грозящем последствиями. Поразительная всё же вещь – генетическая память.

ГОРДЕЕВА: Но на встрече всё не выглядело так, будто всех потом расстреляют.

Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Гений-преступник. Вечность не открывает двери спасения

Адольф Вёльфли (2).jpg


Есть одна страница в истории искусства, она стоит особняком. У нее нет корней, уходящих вглубь веков, ее творцы никогда не изучали искусство и взяв руки кисть, карандаш или глину, они не становились продолжателями какого-либо течения – а просто говорили «за себя», были оригинальными и неподражаемыми.
Они творили (и творят) то, что назвали ар-брютом. Возможно, поэтому он так интересен? А еще он интересен судьбами. Там, в ар-брюте лежат истории неожиданные и часто трагические.
Collapse )