June 24th, 2019

DAVE_EYES

10 100 тонн над тобой

Башня хороша с любого ракурса. Где бы я ее не видел, хотелось остановиться и еще раз сфотографировать ее. Но особенный восторг у меня был, когда я наконец забрался к этой парижской мадам под юбку...

Крылами раскинула дева—Обида


Существует ли какая-то практическая польза от понимания того, что вот европейский способ писать стихи такой, а вот азиатский —эдакий? Напомню, я писал об этом раньше, что европейцы пишут стихи таким образом, что создают в произведении целостный мир со всеми эмоциями и мыслями. Азиатский же способ предполагает активное участие читателя, который должен включиться и вложить в произведение свои мысли и чувства, особенно чувства и переживания.
Так вот, хочу обратить ваше внимание на то, что при Азиатском способе написания наиболее популярными становятся тексты трагического толка, опыт их чтения приводит к тому, что читатель становится профессионалом некоторых негативных состояний, прежде всего обиды. То есть он тренируется входить в состояние обиды и со временем становится профессионалом этого дела.
Обида становится суррогатом его духовной жизни, своего рода наркотиком. Ещё ничего не случилось, но такой человек уже ищет носом, на кого бы обидеться.
Расскажу такую историю.
Я нашёл попутную машину чтобы отправить из Москвы в Уфу холодильник. Жил я тогда в общежитии литературного института. И вот мы тащим втроем с друзьями тяжелённый прибор по коридору, а нам навстречу появляется пьяненький Коля Штромило и начинает нам всячески преграждать дорогу. Я и попросил его этого не желать чуть более эмоционально, чем обычно. И он смертельно обиделся и полез в драку, причём он хотел драться ещё и после того, как мы этот холодильник загрузили и вернулись.
Как-то мы это все-таки разрулили, но мой друг Фарит Гареев мне сказал:
—Коля с утра хотел с кем-то подраться. Я это видел.
Казалось бы, что такого?
Но прошло ещё несколько лет и Колю избили на вокзале. Причём избили так, что он уже много лет лежит в больнице. Стал инвалидом. Как вы думаете, он мирно кушал пончик, когда начался конфликт?
Так что хочу сказать, что состояние обиды есть именно состояние и в него можно войти и можно из него годами не выходить. Ничего хорошего это не приносит, поэтому есть смысл отслеживать свои эмоции и не поддаваться им, если даже очень хочется.
летчик

Виктор Качалин

ЗАПИСКА КАНАТОХОДЦУ

Над рукоплесканием мира
ты как незаконченный круг,
на расколотом – ты капля мёда,
на склеенном – тебя нет.
Ты прошёл и исчез
между гор, гончаров, стеклозубов
с завязанными глазами.

***
Словно горный хрусталь в траве
после ледяного дождя -
мысли о вещах, забытых зимой,

и дыхание, как огонь,
отгороженный от небес,
вверх стремится, туда,

где заострилась земля
седловиной Ушбы.
Чуть свет
замерзают вода и дверь.

Конь идёт под седлом
чёрно-синий, как сталь,
белый, как солнца глаз,

излучающий "да" сквозь "нет"
2014

отсюда
https://duhov-vek.livejournal.com/
летчик

Светлана Кекова

Цикада

Тополь, житель соседского сада,
ночью выглядит как саудит,
а в его одеянье цикада
пилит сук, на котором сидит.

Этот звук мне напомнил другую
жизнь в системе иных величин –
и волну безнадёжно тугую,
и тоску без весомых причин.

Пыль казалась похожей на перхоть,
в сердце прятался маленький ад,
и хотелось уехать, уехать
от безумного треска цикад.

Кровь хлестала из каменной вены,
и, как некий цветок, вырастал
в зоне смерти, любви и измены
диких слов безупречный кристалл.

А в кристалле, как в образе ада,
размышляя о зле и добре,
в бороде у Иуды цикада
молча в лунном спала серебре.

* * *

Стоит в деревне большой колодец.
С колодцем рядом живёт уродец.
Живёт красавец с уродцем рядом,
и ходят в гости они к наядам.

Одна наяда – жена Аида.
Другая знает псалом Давида.
И повторяет наяда третья:
«Устала жить я, устала петь я!».

Наяды вынут свои наряды,
поднимут волны со дна колодца
и засмеются, бросая взгляды
то на красавца, то на уродца.

Начнётся пляска воды холодной,
потом иссякнет источник водный,
поскольку нимфам нельзя касаться
ни лба уродца, ни губ красавца.

из подборки
http://www.novijbereg.net/art.php?art=1077