May 24th, 2019

летчик

- Федор Михайлович, в сторонку...

1.

Не зябко? – Очень! Плащ без рукавов,
громаден капюшон, толстоподошвенны
не наши башмаки. Взгляд нездоров,
но – голубые, пристальные. Собственно,

вот человек сей – тих, белобород.
Мерлушечий тулуп напротив выискался:
– Из-за границы, знать? От докторов?
Швейцария, припадки? И не вылечили?

Переплатили, стало быть, втройне?
А мы им верим! – Сильно ошибаетесь
вы в случае моем. Сам Шнейдер мне
дал на дорогу денег. – Знамо, та еще

поклажа, всех вещей-то с узелок
линялого фуляра. – Вот ведь оттепель,
а если бы мороз? Отвык, не мог
и знать, что холод. Шаг чугунный, оторопь.

– Вот, в этом узелке вся суть: она –
не фридрихсдоры, не наполеондоры.
Что генеральша вам Епанчина? –
Последние в роду своем – без гонору;

Ни лев, ни мышь, а некий имярек.
Воксхол, на Вознесенский вышла троица.
Се узел, узелок, се человек
не ведает, на что и где устроится.

До пола не охотник и пока
не переулок, но – проспекты, улицы,
огни… А ты – ступай за мной, строка!
Еще покажется, еще стушуется.
(Герман Власов)
из цикла "Князь не от мира сего", отсюда -
http://www.kreschatik.kiev.ua/
летчик

(no subject)

* * *
Не звать же почерком хорошим
терпенье: по часам, весам
исшаркан трепет и изношен,
и буквы с ним,
и грифель сам
себе – отрава и живица,
уже в отточиях меньших
что не испишется – страшится,
спешит…
летчик

(no subject)

* * *
Ещё очнёшься в наших «как бы»
и в перемирье наголо
сближал шаги – сведёшь и правды
стекло в стекло –

где воска, инея, елея
всухую выпиты кусты,
где оперенье, стекленея,
обрушит птицу с высоты…
летчик

(no subject)

* * *
Наши сны через мост – до оскомы,
наши выселки на разгуляй –
словно соки дерев, невесомы:
выпей, время,
прими,
приравняй…
По надрезам внезапных архаик,
меткам допуска,
волнам неволь
стрелка рыскает и замирает.

А потом расщепляется вдоль.
летчик

К истории Собора св. Екатерины

Е. Ройзман:
«…Я историк и очень хорошо понимаю, что город — это не стены, город — это люди, но город — это еще и традиции.
Вообще, он назывался горный Екатерининский собор. Он начинался с момента основания города. Заложили в 23-м, освятили в 25-м. Причем один из отцов-основателей Екатеринбурга де Геннин поехал, доложился. Он поехал к Петру I. Петр I умер в этот момент. А город, вообще, создавался на пике петровских реформ. Он имел аудиенцию с Екатериной I, которая стала императрицей, и сказал про собор. Она передала туда ряд подарков от себя, как бы от умершего императора. И, по сути, он освящался как бы памяти Петра I.
Его заложили. Он потом сгорел, потом заново его делали. Но это был именно горный Екатерининский собор. И в нем принимали присягу все горные офицеры. В нем принимал присягу начальник горных заводов. Из него уходили на войну 12-го года. Это сестринство, которое там образовалось, они прятали у себя тех, кто пострадал от революции. То есть советская власть его ненавидела. И, в конце концов, в 30-м году снесли.
Для меня как для историка наличие Екатерининского собора, который был со дня основания города... я считаю, что он нужен в городе. Понятно, могут сказать, да зачем столько церквей, туда люди не ходят. В театры тоже люди не ходят, но они есть. …»

отсюда
https://echo.msk.ru/programs/personalnovash/2431145-echo/