May 21st, 2019

look

дожди истории



Новая работа zoomstreetart «Дожди истории». Портреты проявляются под воздействием воды.
Москва, 1-й Самотёчный пер. 9

Николай Степанович Гумилев. Поэт.
Расстрелян в 1921 году по подозрению в участии в заговоре «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева». Заговора не существовало вообще, он полностью был сфабрикован ЧК в связи с Кронштадтским восстанием

Тайный осведомитель ЧК поэт Сергей Бобров рассказывал: «Знаете, шикарно умер. Я слышал из первых уст. Улыбался, докурил папиросу… Даже на ребят из особого отдела произвел впечатление… Мало кто так умирает…».

Реабилитирован посмертно

Collapse )
летчик

Сергей Шестаков

сонет

всю ночь лил дождь, и карие глаза
побронзовели от небесной влаги,
впитав до дна зелёные овраги,
вобрав дотла окрестные леса,

гроза резвилась, тёплая слеза,
скатившись, остывала на бумаге,
а утром разом все волхвы и маги
вмешались, и такая бирюза

наполнила воздушные баклаги,
как будто это млечная лоза
себя сполна им отдала во благе,

а ты спала, и щурилась роса
на склонах, словно там кутили скряги,
и мир не чудом был, а тем, что за...

*
грома боялась, сразу под одеяло,
вся, с головой, дрожала, едва дыша,
так за живой водой – ударами – отлетала
и возвращалась – паузами – душа,
чтобы однажды, от синевы ликуя,
там, где ромашки, ирисы, львиный зев,
на парусах воздушного поцелуя
солнечным бликом в чей-то впорхнуть напев...

из подборки
https://www.livejournal.com/update.bml
летчик

Екатерина Боярских

***
Где-то между цирком и трамваем,
между МРТ и ЭКГ,
ходит-бродит смерть сторожевая
на одной изрезанной ноге.

Белый коридор пересекая,
сквозь узлы вытягивает нить.
Забирает или отпускает,
всё не может предопределить.

Тесная палата, воздух спёртый.
Каждая как будто о своём:
наши силы были иллюзорны,
наши были поросли быльём.

Наши цепи сгнили и распались,
а потом цветами проросли
в жёсткую негнущуюся память
женщины, больницы и земли.

Тридцать первый, шестьдесят четвёртый...
снятся предвечерние миры –
деревянный бок аэропорта
или школа на верху горы.

И они нащупывают снами
то, что наяву идёт ко дну, –
старую скамейку, белый камень
и неисцелимую вину.

И пока они неровно, робко
боль, как мель, перебегают вброд,
их так и не сбывшаяся лодка
завершает свой водоворот.

Санитар поправит покрывало.
Хоть ты нить тяни, хоть оборви,
эти тлен и горечь – переправа
перед наводнением любви.

из подборки
http://promegalit.ru/public/21968_ekaterina_bojarskikh_stanovjas_vsjo_medlennej_i_dlinnej_stikhotvorenija.html
летчик

Алексей Кубрик

***
ну да, он оглянулся
а что ему оставалось
то, что спиной маячит
любит контровый свет
течение здесь такое
что все проплывает быстро
мяч отлетает в воду
страх, что будут ругать

помнишь, отец на свадьбе
все напились мгновенно
пели и не трезвели
а он так и не захмелел
велосипед вдоль стенки
лыжи висят чуть выше
зима поменяет вещи
выкинь хоть что-нибудь

жуки-древоточцы в книге
а по бревну – узорней
значит, читая книгу
надо смотреть на бревно
слово вспорхнет, как птица
ветка немного качнется
пока никто не вгляделся
в ровный гул из огня
улыбка во сне младенца
досталась ему от деда
что примечательно, вечер
это когда не темно

целое поле ромашек
над ним свинцовое небо
светят туда, откуда
лес и вода – одно

отсюда
https://akubrik.livejournal.com/107497.html