February 26th, 2019

Последняя баррикада

Текст к пятилетию Майдана, который мне очень не хотелось писать.

Я боюсь этих февральских дней. Собственных воспоминаний боюсь, мест в центре Киева, постов и фотографий в фейсбуке, наступающих со всех сторон телевизионных эфиров, где причастные смешиваются с непричастными, и вторые заявляют о себе гораздо громче, боюсь поминальных свечей на брусчатке и впервые тогда услышанной «Плине кача…» на фоне уже весеннего солнца в витринах и на предвыборных бордах… Ничего более высокого и страшного одновременно в моей жизни не было.

…Баррикада стояла на пересечении Крещатика и улицы Богдана Хмельницкого, у ЦУМа, забранного в леса. Рабочих, конечно, как ветром сдуло. Только трепетало полотнище с вопросом: «Ринат, ты продал или предал?» Накануне самый киевский из всех магазинов перешел в собственность хозяина Донецка Ахметова, «кошелька» Януковича, и хозяин затеял перестройку. О перспективах президента — он досиживал у власти последние сутки — сообщал дорожный знак на углу, белый кружок с полосами по диагонали и надписью «Зона Яныка»: второе слово добавили краской из баллона. Защитников баррикады почти не осталось. Все, кто мог, имел силы, ушли на передний край, к Европейской площади, сдерживать очередной штурм «Беркута». Оттуда доносились крики, хлопки светошумовых гранат и плыли клубы дыма. Потом наступила плохая тишина. И совсем рассвело.

Collapse )
летчик

(no subject)

* * *
небо
волчьими холками
гребнями бирюзовыми
где и слепнет осколками
прозревает узорами

летнее – не с избытка ли
да и зимнее – редко ли
не успели где нитками
шито белыми ветками