January 10th, 2019

летчик

Семен Крайтман

*
«их всех убили» пишет летописец.
все плечи,пальцы,пальчики,ресницы...
они исчезли,словно карандашный
рисунок, стертый ластиком и больше
никто и никогда их не увидит.
как говорят на рынке в Ленинграде:
«не отвязать неприкреплённой лодки».
и вОроны влетая в лунный свет,
похожи на готические буквы,
кричат в мое уютное окно:
«работа,Сеня, делает свободным»

отсюда
https://gipatalamus.livejournal.com/
летчик

Геннадий Каневский

*
хотел бы кто, чтобы о нем забыли,
чтобы забрали свой порше кайенн
и, пьяные от пороха и пыли,
поодаль говорили о своём?
чтобы по улицам полнощных городов
носились вестники и жжёная бумага,
и пили за гусарскую любовь
адепты строевого шага?
сколь прелюбезно сердцу ничего,
прохладное отсутствие событий,
скажи мне, клитий! о,
лежит, не отвечает клитий.
горячим воздухом закрой ему лицо -
он в эти дни плотнее всякой ткани.
сходи в соседний двор за таней,
она умеет это всё.

***
снег - подлежащее, сказуемое - вáлит.
скрипучим лекарем, с повозки, на ходу
меня осалит,
а я водить не стану и уйду,
надувший губы, словно мне четыре,
дрожа ресницами, как будто в школьный класс,
как будто в мире
нет никого верней и правильнее нас.

снег - надлежащее. иное - мимоходом.
дрожи оставленно, задетое плечом.
вам - с новым годом,
мы это как-нибудь иначе наречём.
проводишь пальцем по отверстию в чугунной
задвижке медленной, открывшей путь огню.
проводишь умно,
а встретишь - маленькое, простенькое ню.

снег - бесполезное, но нет дороже.
пойдёшь по просеке, приляжешь рядом с ним.
атеистическое "боже"
звучит, нелепое - но как-то мы звучим.
как мы откликнемся, когда не будет рядом
бобра тотемного и барсука -
лишь белым садом
земля-подёнщица бредёт издалека.

отсюда
https://gaika-tool.livejournal.com/