July 26th, 2018

10 фотографий, которые меня впечатлили



Есть такая известная американская премия – Пулитцеровская называется. Выдаётся журналистам, фотографам, писателям и музыкантам за самую яркую, смелую и самоотверженную работу. Особенно престижной она считается среди фотографов-репортёров. Многие фотографии, удостоенные этой награды, действительно впечатляют и не оставляют равнодушным. Я же решила составить свой ТОП из 10 фотографий, оставивших у меня наиболее сильное впечатление.

Collapse )

  • didgei

(no subject)

Страдал одним, а умер от другого
Средь медсестер, напоминавших бикс.
Вначале, может быть, и было Слово,
Но в тишине пересекают Стикс.

Конечно, потрясение и горе,
Но если чистой правды не скрывать, –
Когда пришли прощаться в крематорий,
Над гробом было нечего сказать.

Любил, бухал, да так, что чуть однажды
Не сел в тюрьму... опять: любил, бухал.
Писал стишки, но без духовной жажды,
А значит, зря и плохо их писал.

Над гробом только те, кто знали лично, –
Собрались, чтобы головы склонить,
Всего пять человек – симптоматично –
Хотя, чего теперь судить-рядить.

С цветов снимали долго упаковку,
Но места мало заняли цветы…
И потому всем сделалось неловко,
Когда сажали крышку на болты.

Перед закрытой этой домовиной,
Пред тем как гроб опустится в подвал,
Немыслимый и несопоставимый –
Я наш союз в деталях вспоминал.

Как мы гуляли ночи до рассвета,
Как бабами менялись невзначай…
Он подарил мне как-то томик Фета
И надписал: «Читай и не скучай».

Он спорил о стихах со мной упрямо,
Вооруженный зреньем узких ос.
Но Фет не доставлял, а Мандельштама
В ту пору мне прочесть не довелось.

Я даже не врубился, как сумел он,
И не заметил даже – ну и ну! –
Как он легко и как бы между делом,
Увёл мою законную жену.

Страдал одним, а умер от другого,–
Не вынес скачки бешеной Пегас.
Вначале – я уверен – было Слово,
Но это Слово было не о нас.

Он прожил жизнь легко и контркультурно,
Местами жмот, местами вертопрах.
Еще чуть-чуть и дальше – только урна,
С каким-нибудь: «Покойся, милый прах…»

Мы за ворота выбрались сутуло,
Но кто-то оглянулся, посмотрел, –
Как будто сталью сердце полоснуло:
Там человек сгорел.
летчик

Феликс Чечик

* * *
Живя в провинции, - о море
и не мечтаешь; "Уралмаш"
символизирует не горе,
а энтропии антураж
на фоне закопченной выси
в потустороннем декабре,
где и не думать о Денисе -
как будто думать о себе.
летчик

Игорь Булатовский

*
Чáенька на голубом ледяном кругу,
чаинка на синем вертящемся блюдце —
всё на общих местах. Как согнутые в дугу
человеческие эмоции. Ни отвернуться,
ни закрыть глаза: то ли шею свело,
то ли веки отрезаны. И говорит негромко
общее наше затрепанное ремесло:
«Верю», — и ясен путь, и хороша поземка.
Надо ехать. Тем более надо плыть.
В четвертом действии особенно необходимо.
Нина, где ты была? Человек обрывает нить
общим жестом, добавив немного дыма.

из цикла
http://magazines.russ.ru/nlo/2018/3/kak-zhit-devochki-kak-tut-zhit.html
летчик

Откуда есть пошло? -

- Нiч яка мiсячна, зоряна, ясная,
Видно, хоч голки збирай.
Вийди, коханая, працею зморена,
Хоч на хвилиночку в гай.

Сядемо вкупочцi тут пiд калиною —
I над панами я пан!
Глянь, моя рибонько: срiбною хвилею
Стелеться в полі туман.

Гай чарiвний, нiби променем всипаний,
Чи загадався, чи спить?
Ген на стрункiй та високiй осичинi
Листя пестливо тремтить.
Небо незмiряне, всипане зорями, —
Що то за божа краса!
Перлами ясними ген пiд тополями
Грає краплиста роса.

Ти не лякайся, що нiженьки босiї
Вмочиш в холодну росу:
Я ж тебе, рідная, аж до хатиноньки
Сам на руках однесу.

Ти не лякайся, що змерзнеш, лебедонько,
Тепло — нi вiтру, нi хмар.
Я пригорну тебе до свого серденька,
А воно ж палке, як жар.

- большой исторический экскурс
https://vakin.livejournal.com/2238677.html
продолжение
https://vakin.livejournal.com/2239131.html