July 11th, 2018

look
  • mi3ch

держаться



Теперь, когда трагедия с мальчишками, заточенными в затопленной пещере на севере Таиланда, это история со счастливым концом, самое время написать про тренера, который оказался в пещере вместе с детьми.

Его зовут Экапол Чантавонг, молодой парень 25-ти лет.

Когда ему было 12, он остался круглым сиротой – вся семья погибла в эпидемии. И Экапол отправился жить в буддийский монастырь. Спустя 10 лет он вернулся в поселение, чтобы ухаживать за своей пожилой бабушкой, и устроился ассистентом тренера по футболу в клуб Wild Boars.
В конце июня этого года 12 ребят из этого клуба отправились в поход, и Экапол был с ними в качестве сопровождающего.
Когда команда заблудилась в пещерах и пошел сильный дождь, который залил проходы и отрезал пути к спасению, Экапол с ребятами оказались в полной темноте, с очень маленьким запасом еды и питья и стремительно сгорающим кислородом в тесной пещере, наполовину заполненной водой. Впереди были месяцы муссонных дождей, которые повышали уровень воды в пещерах, и мизерные шансы на то, что компанию найдут и спасут.
В таком положении тренер и дети возрастом от 11 до 16 лет провели 9 дней!

Как им удалось выжить и не сойти с ума?

Collapse )
летчик

Виктор Качалин

ДВЕ ОТКРЫТКИ ИЗ ГРУЗИИ

ИЗ ТБИЛИСИ

В темноте раздевают сирень, собирают камни,
Вкручивается комар в лампу,
Будет петь, а крови ему не надо.
У каждого сада своё вознесенье,
Во плоти последние шаги по земле, а дальше –
Воздух и собранное светляками пространство.
По исчезающим перьям, гвоздям рассвета
Ветер ластится к скалолазам.


ИЗ СВАНЕТИИ

Светлый полдень. Слепому он не помеха,
камнем в воду и молча омывает глаза,
они одни живы, пока не сойдёт лавина,

с камнеломкой – барс и лезвия гром,
с «пиримзе» — тихий голос,
а с горечавкой – время.



отсюда
https://dvoetochie.wordpress.com/2018/07/01/victor-kachalin/
летчик

Юрий Казарин

***


Смерти сестра — вечность иная,
неупиваемой жизнью больная.
Пляшет репей на собачьем хвосте.
Шарик деревни дрожит в высоте:
жаворонок на незримом шесте
солнце взбивает из синей муки́,
бабушка смотрит, меня вспоминая,
прямо из вечности — из-под руки,
неупиваемой жизнью больная.
Жарко-то как — а рука ледяная…

из подборки
http://magazines.russ.ru/ural/2018/6/vechnost-inaya.html