March 7th, 2017

летчик

(no subject)

* * *





январь
прозрачных яблонь дом
где рощей-кущей
сидят за каменным столом
и хлеб насущный
с него берущая рука
одна в столетье
не тяжела и не легка
а что-то третье
пока не яблоко в горсти
что пробивало травести
на самоволку

теперь прости её
прости
что толку
дракончик

(no subject)

* * *
при слове люблю ли при звуке велю
снимайся как с места звезда во хмелю
сбивайся как с курса кораблик у врат
отчаянья дивных точнее столбов

и слово с их солью
двойной аромат

и камень их
воля ушедших с торгов
летчик

Поэт говорит -

Оригинал взят у kamenah в НА СЕРЕДИНЕ МИРА - ЗАПИСКИ РЕДАКТОРА - ЕВГЕНИЯ ИЗВАРИНА

О поэзии Евгении Извариной:




"Стихотворения нового года" замечательно лиричны, притягивают холодной и вместе страстной, "фетовской" интонацией. Невероятное богатство звуков и пластика перехода от строки к строке здесь таковы, что хочется закрыть лицо и больше не читать, а длить одно прочитанное стихотворение. Например о "полынной" осенней луне. Но не все так просто - "полынная луна" (это образ очень высокого ряда). Луна является в стихотворении как переломившая надвое тяжелая ладья. Образ крушения, бури ("бури осеннего тельца", вспоминается поздняя античность). Ладья переломилась на "полынной заверти". Образ магии, восстания темной стихии. Но эта "полынная заверть" - еще и устойчивое словосочетание, почти диалектное. Повеяло суровой степной осенью. В этой осени слеза острее иглы. Календарность растворяется в чем-то гораздо более высоком и грозном, чем смена времен года. Ладья "вошла во вкус дождя", она гибнет. Но ее смерть приносит утешение "перемогавшим зной". Нечто евахристичное возникает в стихотворении, кажется, и не имеющем это целью. Атлантида манит как погасшее зеркало. Давно ушедшие под мировые воды жизни изредка дают о себе знать в почти балаганных, но милых образах - это цирк? это новая жизнь?

* * *
Как на полынной заверти ладья,
луна переломилась, тяжела,
уже во вкус осеннего дождя
она вошла,

её кошма глухая облегла —
из шёпота перемогавших зной,
из войлока, где не брала игла —
прошитого слезой…


летчик

НА СЕРЕДИНЕ МИРА - ЗАПИСКИ РЕДАКТОРА - Дмитрий Гаричев

Оригинал взят у kamenah в НА СЕРЕДИНЕ МИРА - ЗАПИСКИ РЕДАКТОРА - Дмитрий Гаричев

О поэзии Дмитрия Гаричева:


"Военные стихи" - вторая публикация стихотворений Дмитрия Гаричева "На Середине Мира". Здесь стихи более резкие и более искусные. Но как и в первой публикации, привлекает контраст между речевой брутальностью и культурной утонченностью ("приподнял вечернюю срань с кортов/ отженил котов/ уважаешь звонкое озерцо/ неглубокий лес"). Брутальность и утонченность друг другу не противоречат, а скорее оттеняют. О некоторых стихотворениях можно сказать: написаны лингвистом, которому интересна как предмет исследования городская речь, где раскрываются как лепестки - диалект военного, кухаркин диалект, подростковый диалект, сленг наркомана ("жженый выговор, стремные имена"). Стихотворения бродят полосами прожекторов по мглистому мрачному пространству. Но это пространство родное. В нем дорого все. Да и прожекторы дают фантасмагорическую интерференцию цвета.

"Военные стихи" - о любви, и только о любви. Здесь слова сливаются в жадный взгляд влюбленного, а предметы - отец, мама, сестра, однокашники, майор, - застигнуты этим взглядом врасплох. Они предстают как есть - с проволокой для палисадника,с окаянным от непережитой потери взглядом, с рукой за пазухой.

Это стихи-рассказы, жанр неновый, но приобретший невероятную насыщенность. Это квинтессенция поэтического повествования, где два слова содержат в себе несколько страниц так называемого "нормального" текста.

1987

отец сгорел на видеокассете:
отличник связи, знавший, что почем,
сказал, что эти горы будут наши,
и двадцать шесть медлительных секунд
мы наблюдали, как под чуждым солнцем
он превращался в углекислоту.

мать выжгла, что могла, на передаче
под новый год - ей помогали все,
и, окажись мы рядом в это время,
мы не могли никак ей помешать:
она и не хотела видеть дальше
нас или тех, кто стыл на площадях,
и вспышка, облегчившая ее,
украсила наш вечер, как умела.

те, кто был старше, выбрали себе
домбытовские фотомастерские,
остатки городских иллюминаций,
большой аквариум автовокзала,
исполненный глубокого огня.
их выносили рано, как во сне, -
надорванных, стреноженных, сомлевших, -
но право их крепчало на ветру
и овевало ноющую даль
еще яснее и неотвратимей.

брат справился паяльною иглой.

и вот, сестра, мы собираем эти
немногие слова в нелучшем месте,
как будто до сих пор убеждены,
что ничего на свете нет важнее.
мы говорим растерянным: война
объявлена.граница раздается.
все силы вспенены.железо поднялось.
кто не родился, пусть погибнет дома.
ты говоришь: никто не опоздал.
ты всем одна обещана в награду.
и я люблю тебя ещё сильней,
чем если бы ты не существовала.


летчик

Океан, несомненно, - "он"...

...но Волна (особенно, та, которую "ловят" фотографы, серферы или кто там ещё) - разумеется, волна - это "она".
Поэтому: смотрите фото - И С НАСТУПАЮЩИМ!

Оригинал взят у aquatek_filips в Красота Тихого океана
Человек, никогда не видевший океана, возможно, думает, будто представляет его себе; но исходит лишь из того, что он знает, — его воображение рисует множество воды, больше, чем в мельничном пруду, больше, чем в озере. Реальное, однако, превосходит все наши ожидания: запахи, звуки, восторг и радость при виде настоящего океана ни с чем не сравнимо.
Джоанн Харрис, "Блаженные шуты"

И это так.
Океан - это нечто.
Каждый раз, когда я оказываюсь на берегу океана, меня охватывают специфические ощущения: азарт, желание ощутить на себе силу его волн, нырнуть в брызги ... И слушать бесконечный рокот волн.
У каждого океана свой особенный звук. Нет, конечно, это так кажется, но мне хочется так думать.
Я люблю Индийский океан, люблю Атлантику, но особенно люблю Тихий. Есть в нем что-то особенное, безумное, непредсказуемое, неукротимое. Может быть все дело в том, что я на него в этом чем-то похож? Кто знает...

Тихий океан

Collapse )