February 7th, 2017

летчик

Где-то на краю Земли

Оригинал взят у aquatek_filips в Где-то на краю Земли
Земля где-то обязательно заканчивается.
И дальше, за ней, начинается море.
В котором каждый день тонет горячее солнце.
Сначала летнее, затем осеннее, зимнее, весеннее и снова летнее. И так по кругу...

Где-то на краю земли

Collapse )

летчик

Александр Петрушкин

Оригинал взят у me_ga_lit в ГУТЕНБЕРГ
*
Спит на руке Гутенберга стрекоз отпечаток,
свинцовая капля, как прорезь, с любого форзаца
мира сугроб, что повиснет над хлебом с виною:
коли ты ловишь стрекоз, то тебя уже жалко.
Вот ты сужаешься, ссуженый горлу кувшина:
всяка монетка светла – всяка буква обратна
свету который отсюда летит на другую страницу
света, пчелы, чья зеркальна, как свет, опечатка.
Воздух хрустит и ломает замёрзшую ветку,
словно бы слепок воды, что замёрзла в древесной пружине –
лев предо мною стоит с Гутенбергом, как с веткою в клюве
ждёт, что слепой воробей, его стороны сдвинет.
(28/01/2017)

летчик

Елена Дуреко

***



Ютятся голуби на выступах и в нишах,

в конструктивистских тихоходных лодках,

в краснокирпичных мягких пелеринах

купеческих домов.

Им снятся тайны пыльных чердаков,

и кружево оттаявших карнизов,

и крошево хрущевских коробков

пурпурно-сизых.

Архитектуры выводок нетленный,

работают с материей вселенной, —

переминают лапками гранит,

«Орбиты» скверы, Уралмаш, «Мадрид».

И стоя дремлют в солнечных лучах,

в ампирных грубых сталинских ладонях.

День тянется на пыльных веретенах,

и время каменные речи говорит.


из подборки
http://magazines.russ.ru/ural/2017/1/yasheric-zabyli-zolotyh.html
летчик

Сергей Шестаков

***




переключая время, увидишь вдруг
смутно знакомый мир в пелене разлук,
боен, скорбей, удушливой нелюбви...
нет,- говорит она,- не смотри, лови
яблоко-берег, оберег от пустот,
слышишь, как сердце бьётся, звенит, поёт,
выключи этот мир,- говорит она,-
лучше любовь до гроба, точнее - сна...
летчик

(no subject)

* * *




мирской уступив клятве
из леса шагнув к людям

зверь дерево гнёт – вряд ли
стоймя умирать будем

земля под живот зверю
лежмя тяжелей вдвое

и горькую пить с нею
теперь уже все в доле