November 3rd, 2016

летчик

(no subject)

* * *





....вновь посетил -
орех расколотой мелодии пустил
корабликом - к окраинам крикливым,
по масляной лазури городской -
к холодной охры переливам
по тем обочинам, что примут на постой
туман тяжёлый ли, снежок ли цепкий...
- Садись, король, в кораблик свой некрепкий,
какой побег! (ты б - лучше сочинил),
какая ночь - перебирать расцветки
орехового сока для чернил...
летчик

Миша Шаевич Брусиловский

- пишут - умер.
Великий был человек... И художник - Божьей милостью, и человек - опять же, Ею же.
О нем - в ЖЖ Е. Ройзмана:
http://roizman.livejournal.com/tag/%D0%91%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9

"Названа дата прощания с художником — в воскресенье, 6 ноября, в 11.00 в доме прощания «Вознесение»."
летчик

Александр Кабанов

* * *





Солнцем снег занесло: каждый метр – солдатский, погонный,
золотится зима, принимая отвар мочегонный,
я примерз, как собачий язык примерзает к мертвецкой щеке,
а у взводного – рот на замке.

Солнцем снег занесло, и торчат посреди терриконов –
то пробитое пулей весло, то опять новогодняя ель,
в середине кита мы с тобой повстречались, Ионов –
и, обнявшись, присели на мель.

А вокруг: солнцем снег занесло вдоль по лестничной клетке,
и обломки фрегатов напали на наши объедки,
для чего мы с тобою сражались на этой войне,
потому, что так надобно было какой-то хуйне –
донесли из разведки.

Облака по утру, как пустые мешки для котят,
в министерстве культуры тебя и меня запретят:
так и будем скитаться, ходить по киту в недоумках,
постоянно вдвоем, спотыкаясь, по краю стола –
демон жертвенной похоти, сумчатый ангел бухла –
с мочегонным отваром в хозяйственных сумках.

из подборки
http://magazines.russ.ru/interpoezia/2016/3/iz-knigi-na-yazyke-vraga.html