September 1st, 2016

летчик

С ДНЕМ ЗНАНИЙ! -

- ВСЕХ, КТО УЧИТ,
УЧИТСЯ,

...кто хоть немножко чего-нибудь о чём-нибудь знает и способен это знание применить...
летчик

О чем сейчас вообще редко пишут...

а еще реже вспоминают - так это об уме
(не путать с познаниями, информированностью, интеллектом...)

* * *
"Многочисленные случаи с ДРОГНУВШИМИ УМАМИ последних двух лет (см. недавний случай режиссера и сталиниста Бортко, обсужденный ФБ-сообществом в контексте непрямой взаимосвязи бездарности и глупости) напомнили о том, что ум — это все-таки очень зыбкая субстанция.
У Михаила Эпштейна есть эссе «О свойствах ума». Автор разделяет ум и талант; Пушкин — таки умный, Гоголь таки нет. А вот и определение: «Ум устанавливает связи далеких вещей и проводит различия между близкими, чтобы каждая вещь получала меру своей единственности — и своего единства с другими. Ум — великий связной и великий разводящий».
В историческом (и ахматовском) смысле это означает — перекидывать «арки времени». По определению Стива Сеймура, ум — это способность ассоциировать, и я с этим согласен. Так называемая «историческая память» — это тоже об уме, его присутствии или дефиците.
Я бы с удовольствием послушал другие определения — и пусть никто не уйдет обиженным.
А пока —

ЦЗАЦЗУАНЬ ОБ УМЕ
Глупый ум подобен щетке: покуда сметает в кучу тяжелое, щетиной вбирает все легкое: волосы, нити...
(Смерть — она легка.)
Мудрый ум знает, что вовремя вывести из-под огня свое имущество — это не жениться вовсе.
Тот же ум не знает, что со всем этим потом делать.
Острый ум знает пределы своей остроты — он весь в порезах и уколах.
Хотел написать о щедрости… Впрочем, вот: щедрый ум достаточно щедр, чтобы не отказывать себе в двух-трех никуда не ведущих соображениях.
Смелый ум тренирует мягкое нёбо — чтоб не вспугнуть храпом крупную дичь.
Ум упорный знает свою точку.
Свободный ум умеет вовремя остановиться.
Хотите историю умного ума?
Ее не будет." (Санджар Янышев)

отсюда
http://magazines.russ.ru/nov_yun/2016/4/pereuchennyj-levsha.html
летчик

Федор Васильев

***





Душа моя, скиталица, молись;
наполни медом соты тех развалин,
в которых мы недоразобрались…
Смотри, как рыхлый профиль их печален.

Оставь Селену, это - не предмет
переживаний пред Лицем Христовым.
Сколь многих на лозе спасенья нет,
растерянных по партиям оптовым.

Да, Господи. Поруганным тряпьем
любимые лежат в харчевнях мира,
но помяни нас в Царствии Твоем,-
и по-иному огласится лира...