July 5th, 2016

летчик

Геннадий Каневский

Оригинал взят у gaika_tool в [***]


иди к гостям. замой пятно на ткани,

прими таблетку и иди к гостям.
они пришли, не давши целованья
последнего - и вот уселись там.
я дал им всё, а кое-что и с кремом.
сказал им про бродячие огни,
но дрожь земли, вернее, лёгкий тремор,
почти всё время чувствуют они.
лишь ты одна, пока была живая,
всё исцеляла наложеньем рук.
как громко лают псы сторожевые
ступай, мой друг,
ступай туда. там кто-то колобродит.
я всё накрыл. я приготовил лёд.
но мелкая моторика подводит,
и тёмная истерика поёт.

летчик

Юрий Кублановский

* *
*






Кто живет на севере — тот не знает,
что такое лирика в чистом виде,
когда пожилому бородачу-красавцу
с лампасами на просторных брюках
девушка, отступив, вдруг закинет за поясницу
промельком ногу на алой шпильке
при взрывной поддержке скрипки аккордеоном.

Не догадывается живущий на юге,
как пахнет на холоде лисья шапка
встреченной на северах подруги,
ледяной щеки молодая кожа,
алкоголем тронутое дыханье —
когда окрест индевеют ветви,
становясь мохнатее ближе к ночи.

Но любовь — она ведь одна такая,
в двух словах о ней не расскажешь,
не откроешь третьему её тихих
потайных пружин и наитий.

Старый ключник её, воитель
в шатком гнездоподобном кресле,
сцепив на загривке пальцы,
смотрит на заоконный ветер,
в тёмных листьях набирающий силу…

из подборки
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2016/2/skarb-bytiya.html