May 27th, 2015

летчик

Владимир Зуев

***

"Эх, дороги..." -
пел мой подвыпивший дед,
и слеза в глазах,
горечь, боль, и страх...
И сто лет в обед -
Холода, тревоги...

"Выстрел грянет" -
стирая зубную эмаль,
сжав в кулак ладонь,
тишину не тронь...
Никого не жаль,
кроме тех, в бурьяне.

"Знать не можешь" -
шепотом, сухо, зло -
небесам в упрек...
Преступи порог -
ты живой, свезло,
позже крылья сложишь...

"Эх, дороги" -
словно молитва, стон,
покаянный плач...
Время - херовый врач...
Вечный дедовский сон -
холода, тревоги...
летчик

Владимир Зуев

***
Апреля первого года последнего тишины
Ночкою темною под одеялом сны
Видят мои сограждане спят-сопят
Утренник утром День дурака парад
Голый король и свита в чем родила
Красная площадь от голых белым-бела
Кучкой стоят очкарики и народ
Голою тушей на голых задротов прёт
Лбом бы на место лобное да лобком
На мостовой не весело голяком
Год жалко не семнадцатый пару лет
Мы подождем мы выкрасим в красный цвет
Ваши постели белые и белье
Краскою красной по ноздри живьем зальем
Шутка шучу поверили с Днем дурака
Доля от шутки в шутке не велика
Ночькою темною снятся худые сны
Апреля первого года последнего тишины
летчик

Игорь Померанцев

***

Она вернулась поздно, в дороге озябла.
Открыла электронную почту. Там ее ждало письмо.

«Он дышал свежим сеном, запахом дыма и моря,
графитовой полумглой, торфяным болотом,
зноем, засухой, пылью,
хрониками древнейших времен
с описанием багрового свода небес,
над- и подземных пожаров,
задохнувшихся деревень,
затмений всех светил.

Да, этим дышал
бокал скотча с острова Айлей».

Она скрутила самокрутку с вишневым табаком
И щелкнула зажигалкой.

из новой публикации
http://magazines.russ.ru/october/2015/5/5p.html