May 19th, 2015

дракончик

(no subject)

* * *







в сетях луны
забейся птица
и снова не ответь

что за слова
не могут слиться
расслаивая твердь

на камне полонившем реку
на соляном мосту

что шепчут луны человеку
спадая по виску

как роза меди и эфира
последний крови оборот

кто видел сны
пропал для мира
и птиц не узнаёт
летчик

Владимир Тарковский

***







Ни на одной войне так не хотелось в рабство,
Как на войне с тобой.
В анкетах ГРУ, в ответах про гражданство
Подчеркивать: “другой”.

Ведь если тлен и плен, то гвозди в крышку гроба
Помогут пацаны…
И лечь взамен тебя, вперед тебя, на пробу,
Без флага, без страны.


Высокий

Первое слово “мама”, неточная рифма “папа”,
Остограмился в восемнадцать, довольно поздно, но метко,
Сказавшись больным, и покусанным местным стаффом,
Первый свой стих вдул продувной соседке.

Штилем высоким крыл на ходу знакомых,
Гопников развлекал матерщинным ямбом,
В двадцать один гордо ушел из дома,
Через два месяца гордо вступил обратно.

Был на работе уверенным и сметливым,
Книги дарил собутыльникам и коллегам,
Только работал редко из-за приливов
С отливами - лунный цикл, плохое лето.

А дальше - чумное время, чумное время,
Бог отвернулся – плохой, никуда не годный:
Светит луна, спившийся неврастеник
Кажется пишет, но просто рисует волны…

“В стихотворенье вода, я имел ввиду,
Что волны то, сбствно, никуда не ведут…
Постмодернизм в дадаистическом его изводе,
Любовь эта вся нутряная, ну или что-то вроде…
Так-то вот”.



из подборки
http://promegalit.ru/public/12675_vladimir_tarkovskij_iskusstvennye_istorii_stikhotvorenija.html