April 28th, 2015

летчик

Семён Крайтман

* * * ‎
на площади, завёрнутый в чугун,
стоял нарком промышленности тяжкой,
почти невыносимой.
ветер дул,
он шуровал под байковой рубашкой,
под свитером промозглой пятернёй,
как ВОХРа – баб в клети́ у проходной...
«у вас работа, и у нас работа».
в садах срывались яблоки с ветвей,
подгнившие, как лица упырей.
в плодово-ягодном семнадцать оборотов,
в общаге пол облуплен, бигуди...
из-за дверей гремит «Ну, погоди!»,
за окнами кисель осенней рвоты.

соседка тупо смотрит на ковёр
и делает свой голос безразличным:
– пройдуся...
и выходит в коридор.
Вирсавия расстёгивает лифчик,
а я пою ей тихие псалмы,
не нужен им, не нужен ей, не нужен...
и мы со всех сторон окружены
Создателем.
и нет пути наружу.


* * * ‎
случилось это прошлою весной.

– внезапно как...
а был такой герой.
– всё балагурил,
кто бы мог подумать...
– а надо было думать о семье.
– вы не передадите оливье,
дотянетесь?
– да не вопрос, раз плюнуть.
– печально.
– вы позволите, налью?
– я помню, он всё пел, что мы в раю.
и всё смотрел на нитку паутины
в лесу, под солнцем...
где ты, вечный май?
– не чокаясь, по-нашему, давай
за рай, за смех
без видимой причины.
– а больше вспомнить нечего.
ну что ж...
я говорю:
– вы не могли бы нож
мне передать.
и... право, извините,
тот пирожок.
а впрочем, можно два.
из кухни появляется вдова
и говорит:
– о ком вы говорите?




из подборки
http://magazines.russ.ru/ier/2015/50/2kr.html
летчик

(no subject)

* * *










…и межсезонье – нить,
и воздух – решето:
просеять – и забыть
цветущее ничто
в наплывах пелены,
где с места – не посметь,
и стороны равны,
и состязанье - смерть…