January 20th, 2015

летчик

Геннадий Каневский

Оригинал взят у gaika_tool в [исход]
анаит григорян






это ветер, ветер, не иначе,
носит споры, споры.
ангел-латимерия ходячий,
демон кистепёрый.
это всё, что скрежетало звуком
и пугало видом,
было многоногим, многоруким,
пело пирамидам.

мир вам, современники потопа.
поклонись, щелястая европа,
древним арахнидам.

это солнце, солнце тьмы и боли,
накаляет крыши.
зарывай в песок свои ладони -
будешь лучше слышать,
заполняя темноту глазами,
пустоту - законом.
то ли радость, то ли наказанье
в плеске заоконном.

мрак - ваш полководец и дизайнер.
моисей утоп, и сотни зданий -
радость фараонам.

в глиняных табличках разуверясь,
разорвав папирус,
мы бежим через пустыню, через
частоту провидиц,
умывать своих детей слезами,
обивать пороги,
на вопрос "кто следует за вами?"
отвечать "пророки",

чтобы развернулись, будто знамя,
токи, напряжения, и нами
названные сроки.

летчик

Мария Маркова

6.
Орфей спускается, и бесконечен спуск.
Аид похож на дымный белый куст:
он разветвляется и ширится, ползёт,
и иглы – иней, ветви – снег и лёд.

Приступок, выемка, рука нашарит сор,
и голос пропадёт, а петь – кому?
Отдай упавшее, отдай цветок, Азор,
верни мне розу, словаря разверзни тьму.

Скажи мне: «Роза а…» Скажи мне: «Аааааа…»
Как доктору. Язык твой – стон и крик.
Так из гранита вырывается Нева,
как распадается на звуки твой язык.

Чудовище, зачем тебе тепло?
Возьми взамен печальный палиндром
слоящийся, возьми его стекло
прозрачное – слюды зелёной хром –

и гром, и дым, и мох – везде ходы,
свивает кольца гулкий лабиринт,
и позвонки разбившейся воды –
зелёный лёд! – похожи на берилл.

Осколки зеркала, лекала уголки,
черт совпадение, кривая лепестка –
как лезвия их чуткие легки
и тонки, только – дрогнула рука,

и всё рассыпалось, сверкая и звеня.
Обдало холодом Орфея, обожгло –
ужалило! – нет дыма без огня,
и слёзы смертного оплавили стекло.

отсюда
http://mmavochka.livejournal.com/336387.html