November 25th, 2014

летчик

Евгений Рейн

ПОЭЗИЯ



Памяти Г.А.



Зашли в кафе. Он заказал коньяк.

Под вечер фонари уже сияли.

За столиком уселись кое-как,

и мы свою беседу продолжали.

«Поэзия, дружок, совсем не в том,

чтоб выкрикнуть, ревнуя и переча.

Она – намёк, а не роскошный том,

скорее не свидание, а встреча –

такая, как сейчас у нас с тобой

за этим столиком, в соседстве с баром.

На улице ты видишь проливной

дождь пополам с парижским всем угаром.

Так выпьем за поэзию. Она –

нечаянный и незаконный отблеск,

ещё полуоткрытая страна,

внезапного распада одинокость.

Я знал таких, немногих, перечесть –

хватает пальцев на руках. Однако

поэзия – письмо, шифровка, весть

от скрытого за тучей зодиака».

Мы выпили. Оркестрик заиграл.

Тьма утвердилась. В зале сникли тени.

Жизнь продолжалась, точно скромный бал,

всегда готовый к новой перемене.



из поборки
http://www.promegalit.ru/public/10616_evgenij_rejn_i_my_soshlis_stikhotvorenija.html
летчик

из жизни путов

Анисим Кронгауз



В общежитии за ярким балаганом,
Что разбили циркачи на той неделе,
Лилипут себе приснился великаном...

- Теснотища! -
Заворочался в постели.-
Ног не вытянешь,
Не разбросаешь руки,
Стал игрушечным домишко почему-то…
Всё сместилось.
Не отыщете в округе
Человека вы огромней лилипута.

И над ним не насмехаются разини,
Смотрят,
Головы задрав,
На Гулливера.
Нет опять ему костюма в магазине
И ботинок подходящего размера.

Он идёт по миру шагом семимильным,
И реке не задержать его разливом.
Лилипута все считают
Самым сильным,
Самым добрым
И, конечно, справедливым.

Этот сон ему казался не обманным,
Только утро
Приближалось по минутам...

Лучше б он себе не снился
Великаном,-
Каково потом проснуться
Лилипутом.

1944

отсюда
http://krongauz.ouc.ru/v-obshchezhitii-za-yarkim-balaganom.html


(вдруг вспомнилось. Давным давно "запоем" слушала пластинку с песнями в исполнении чудесного Валентина Никулина - там было и это... Наверняка, запись можно найти в Сети)