September 24th, 2014

летчик

Андрей Тавров

***









Лене Эберле

Зеленый зверь и белый человек
идут вдоль озера, как буква, множась
и не меняясь, лишь уходят вверх
и вниз, словно стальные кольца ножниц.

И вновь сойдясь в подошву и траву,
и в букву, что одна на целом свете,
зверь говорит – я больше не умру,
и человек ответствует – вот ветер.

Зачем же шаг их – делит и кроит,
какую землю режет, что за воздух,
каким простором в каплях шевелит
и для чего сегодня не6о в звездах,

и отчего в нем всадники стоят,
чудовища, убийцы и могилы,
и кров небесный, словно грудь разъят,
и поднята Луна на вилы.

И для чего в траве кузнечик нем,
и ногу больше не обнимет стремя,
и дирижабль плывет в пустом окне,
и словно дождь, остановилось время.

Они идут и режут воздух снов,
как лист бумаги и железо кровли,
и ветер как огонь им дует в бровь,
сжигая плоть до ребер и до брови.

И небо, расширяясь, словно рот,
вот-вот неведомое скажет слово –
возвысит, вымолвит, произнесет...
но длится тишина как тень от крова.

Кто плачет там в ночи, зачем в ней снег
летит, не двигаясь, как дом, безбрежен.
Зеленый зверь и белый человек
идут и буквой темный воздух режут.

Спускаясь в дол на мертвую траву
и восходя на холм, где колос светел,
зверь говорит – я больше не умру
и человек ответствует – вот ветер.

отсюда
http://russgulliver.livejournal.com/619111.html
летчик

(no subject)

* * *










...лёд-повилика по запястью,
и - колокол...

И пополам -
зазор меж робостью и страстью,
где музыки, бегущей к нам,
переставляя все суставы,
клубится громовой раскат,
и сна раскосые кристаллы
срастаются в аэростат:
холмом - на звонах вознесённых...

Внизу, как буковки с депеш,
сбегают миражи со съёмок -
одни и те ж...