January 23rd, 2014

pic#87971784 основная
  • lapadom

Известные люди и их почерк

Оригинал взят у zharevna в Известные люди и их почерк
Оригинал взят у voshod_chr в Известные люди и их почерк
Пишут, что по почерку можно узнать о человеке многое, исходя из почерка видимо было создана и наука под названием графология. Как утверждает данная наука она способна познать все то, что не знает человек сам о себе. Большой интерес графология проявила к почеркам известных людей, давайте посмотрем и мы какой был почерк у таких личностей.

Франц Кафка


Collapse )



летчик

Владимир Гандельсман

ПАСТЕРНАК

Ему с ней одиночей,
чем одному, но так
в два раза путь короче
до стихотворных благ.
Она чужей чужого,
но все-таки она,
как выстраданность слова,
равна ему, родна.
Он знает только с нею,
что есть особый свет –
в нем жизнь его крупнее
любви. Которой нет.
Любовь всегда на грани
разрыва, потому
что от безумных маний
покоя нет уму.
А у его простора –
тишь, память, горечь-речь
и глубина, которой
никак не пренебречь.
Ну, выстраданность слова,
пока крепка строка,
описывай чужого
родные берега.

ГОРОДСКОЙ ПЕЙЗАЖ

1

Как я свободен, –
как отцепившееся небо,
и никому не должен, и никуда не годен.
Я только вдоху повинуюсь слепо.
И это всё, всё, всё,
живущему не надо оправданья –
столь выпукло его лицо
и явственно его дыханье.

отсюда
http://magazines.russ.ru/nj/2013/273/4g.html

летчик

Герман Власов

ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ

1

Он присел −
потеют меньше сидя −
вытер лоб обратной стороной
плотницкой ладони.
Он увидел,
как на коже выступила соль
зернами радения земного.
Со спины, с обратной стороны,
на рубахе выступило слово.
Нет,
черты видны:
женщина с ребенком на руках
в облаках.

Выше, выше, плотники, стропила:
близок, что Арей, жених и гость.
Он умеет ладно и красиво
всаживать по шляпку медный гвоздь
в плоть сухой неплодной сикиморы,
тени не дающей между скал.

Он в дороге и прибудет скоро

Он сказал.


2

мария не пряла не вышивала
но всякий день восторгом проживала
ищя любовь как воздух воздух был
горяч в нем плыл

хамсин который смахивать рукою
со лба и платья устаешь покоя
марии нет есть только взвесь и пот
ее но вот

не пыл сухой не лепестки пустыни
но будто море синее прихлынет
глядит кругом всё разом умерло
шесть крыл гало

видны и эти радуги над кровом
всё в новом свете в откровеньи новом
что пряжу прясть как слушать моря шум
идет на ум

здесь где любовь как азбука незрячих
узнаешь столько губ сухих горячих
покуда не поймешь живет вода
теперь всегда

тогда и звезды кажутся весами
и можно смоляными волосами
мужские ноги насухо тереть
и умереть