February 1st, 2011

летчик

Айдар Хусаинов


Пишет Айдар Хусаинов ([info]husainov)
@ 2011-02-01 10:44:00






Ельцин


Есть упоение в бою
И бездны мрачной на краю.

А.С. Пушкин


...Великая страна лежала перед ним.

Она спала тяжелым сном младенца,
И мысли молнией метались в этом сне,
И рвали мозг, и надрывали сердце,
То остывало детство, как свинец.

Так червь земной, что в глубине таится,
Закрывшись в кокон,застывает вдруг,
Чтоб бабочкой потом оборотиться,
Свершая вечный жизнесмерти круг.

Но той страны- большой, неповторимой,
И кокон был величию под стать.
Не лопнет он движением единым,
Он - та же сталь.Еще прочней, чем сталь.

И нужен кто-то,в ком страданье глухо,
Кто любит в жизни жить наоборот,
Кто вспорет путы, словно это брюхо,
За будущий- за бабочки- полет.

О, как во сне дрожит чело младенца,
Так, весь в бреду,терзается больной.
Но тьма гудела: "ельцин,ельцин, ельцин",
И вдруг он встал. И вздрогнул над страной.

И словно искра в небе пробежала,
И будто плод был в сердце поражен,
Когда он, с наслажденьем небывалым,
Свой острый нож избавил от ножон!


31 декабря 2009 г.+


летчик

Ольга Дернова











Пишет Ольга Дернова ([info]trapezion)
@ 2011-01-28 17:23:00

***
Родниковая, Центральная и Лесная:
Бог-Отец, Бог-Сын и Святой Дух.
Многие спорят, неточно зная,
где обитает Сын, на какой из двух.
Где стволы облепих - словно стада оленей?
Где стрекоза подобна летающему овсу?
Лишь Центральная улица не оставляет сомнений
в своей принадлежности к Богу-Отцу:
вдоль дороги - шиповников буйные шестерёнки,
луговых престолов цветочное вещество,
и в конце - сады, как помыслы о Ребёнке,
отошедшем от Бога, вливающемся в Него...


летчик

Александр Павлов


 
 


 

 

[info]rungwe
28 января, 16:10
апокалипсис в нас

все мы в душе хичкоки
            м.  из скайпа

си-четыре заглядывает в каждую душу
ищет селитра в кого бы еще превратиться
ткни своим сердцем на карте пока угадал
кто поедет путевкой в последний египет

раньше было в провинции или у моря
с теткой в глушь даже если саратов
виды видевших взорванных пульп пробивает
биология это такая наука из чистых

другое кино когда ты найдешь в распечатке
несколько в парке гулявших невзрачных фамилий
разношерстных людей обязательно вогнанных в веры
за одних фимиам а иным можно только в носках

как они превращаются гладким вращением химий
в то же что под ногами беззвучно шуршит
и растет потому что за ними похожих
кремний с магнием или ураноподобные ждут

летчик

Янис Грантс









ГРАЧ


человек несёт больную
птицу к ветврачу.
он бы продал мать родную,
чтоб помочь грачу.
только кто ж старушку купит,
мёртвую, причём.
человек, как воду в ступе,
боль свою толчёт.
боль-не крошится-водица –
- прибывает всё.
умирающую птицу
человек несёт.
и нашёптывает в клетку
человек-чудак:
без тебя никак мне, детка,
без тебя – никак.
пережить такое горе
мне не по плечу.

так и умер в коридоре.
не донёс к врачу.

 

РОДНОЙ

небо, говорит, было наклонено.
я, говорит, такое видывал только в концептуальном кино.
небо, говорит, сливало себя самого.
на меня, говорит, сливало на самого.
я, говорит, до трусов…
я, говорит, до денег в кармане…
помолчал. и опять:
небо, говорит, было наклонено.
я, говорит, такого не видывал даже в концептуальном кино.
небо, говорит, сливало себя самого.
на меня, говорит, самого.
я, говорит, промок до трусов.
я, говорит, всё ещё не просох.

а зачем, говорю, ты тогда поплёлся под дождь.
ты, говорит, сухарь, поэтому вряд ли поймёшь.
кто ж, говорит, его похоронит, кроме меня.
я ж, говорит, его со щенков до вчерашнего дня.
он, говорит, двенадцать лет, как со мной.
он, говорит, мне родной-родной.
замолчал.
помрачнел.
да какой, говорит, он мне родной…
он, говорит, просто часть меня.
я ж, говорит, его со щенков до вчерашнего дня.
замолчал.
потом собрался было, а не говорит.
заплакал.
болит?
не отпуская, болит.

 

 

* * *
пьёт руставелевская знать
на теплотрассе политуру.
без печени осталась, знать:
желта – под цвет тигровой шкуры.

-а правда, что мы сдохнем, нет?
-да заебали! отъебитесь!
-а вон и Яша.
-наш поэт!
-прелучший!
-тоже – в шкуре витязь