December 29th, 2010

я

Евгению Рейну - 75 лет!

Люблю! И стихи его, и его самого - не на фоне стихов и не в стороне от них - а в замечательном единстве, в полном соответствии музыки человеческого голоса и той "Музыки жизни", которую ему удалось воспеть, которая ему благодарна - звучит все эти годы, не изменяет, не бросает...
137.25 КБ

Евгений Рейн

ОСОБЕННО КОНИ...

Львы и грифоны и кони, особенно кони,
вы вывозили, и вы отвезите, прошу вас.
Что на меня так глядите, зверюги в законе,
так презираете, гордо прищурясь?
Да, виноват, не имею ни гривы, ни шпоры;
да, виноват, ибо прожил как фраер, небрежно,
лишь беспощадные весело шли разговоры,
да на базарах катилась по доскам черешня.
Вечно глядите вы с каменных стенок барокко,
не было шляпы стащить ее в низком поклоне.
Скушно без вас, неприкаянно и одиноко,
львы и грифоны и кони, особенно кони.
Долго я шел мимо вас - и ни рыка, ни крика, -
как равнодушно вы смотрите с этих фронтонов.
Всех я заметил - от малого и до велика -
самых приметных, особенно же - затаенных.
Если б меня вы позвали, я с шагу, я с бегу
к камню приник, вы меня не окликнете даром.
Будьте однажды добры к одному человеку,
или кончаются ваши заботы кентавром?
Что ж, пребывайте, воистину, к вам не пробиться,
только ваш нрав остается в холодной ладони.
Благодарю, что позволили хоть обратиться,
львы и грифоны и кони, особенно кони...



ЗА КАНАЛОМ

За каналом, каналом,
за Обводным, Вест-кирхе, любым,
за собором стоглавым,
что закатный мне выстроил дым,
за Голландией Новой,
за Голландией старой, любой -
я еще не готовый
тот хороший дурак молодой
в синих брюках китайских
и в футболке с динамовским "Д".
И скажу без утайки -
только этим всегда и везде,
только этим и буду,
ибо так мне внушает канал...
Что прохожему люду
до меня? Я балбес и бахвал,
переулочный гений,
заканальный опальный шатун,
я из тысяч сцеплений
выплываю - каналья-плывун.
Ничего мне не надо -
ваших денег, похвал, прилипал,
лишь ночная прохлада,
серый дождик и черный канал.
И душа за каналом,
за каналом вы ждите меня,
в этом дымном и алом,
душном свете кляните меня.
Только не отгоняйте
час, когда я вернусь на канал,
я тогда на канате
подтянусь - это старый закал.
Поднимусь к вам на барку,
где задраен последний наш день,
в деламотову арку
проплыву под холодную сень.
Тянет, тянет со взморья
пароходным народным дымком,
и в моем комсомоле
только горе и счастье тайком,
только страшная песня
и на шапке суконной звезда,
никогда не воскресну,
а вернусь просто так навсегда.
Ты очнулся, очнулся,
за каналом ты прежний, ты свой,
точно ополоснулся
этой грязной опасной водой.
Но она выше жизни,
тише смерти и чище беды
за каналом в отчизне
вечной тени, где будешь и ты.
  • Current Music
    "Лили Марлен" в исполнении М. Дитрих - Вам, Евгений Борисович!
  • Tags
    ,
летчик

(no subject)


                              Вот крупное лицо усталой жертвы
                  в намокшем борсалино набекрень.
                  И вдруг мы видим, как в туман вползает
                  неотвратимо ясный револьверчик…
                                                   (Е. Рейн. «Мальтийский сокол») 
 
…он шёл в умело смятом борсалино:
жизнь развивалась весело и длинно,
он научился улыбаться львино
и думал, что все шутки понимал.
 
Но их туман не рассекают ростры —
где ивы обнимаются как сёстры,
скучающий наёмник Коза-ностры
небрежно на прицел его поймал.
 
В своём уютном чёрно-белом мире
он полагал, что быть мишенью в тире —
совсем не по нему, и дырки в сыре
предпочитал дыре от разрывной.
 
Но получилось несколько иначе:
крупье не подмигнул ему при сдаче,
и закатилось солнце в Апаллачи,
и к ужину с телячьей отбивной
 
он сильно опоздал…


летчик

Федор Васильев











Ноша(рондо).
тео
[info]fedor_vasiljev
December 22nd, 11:40
Древо крестное на Твоих плечах,
на Твоих раменах.
У него золотистый цвет моего загара.
Как две капли одной воды мы похожи -
я и
древо крестное на Твоих плечах,
на Твоих раменах.

летчик

Чудесное...


Пишет Айдар Хусаинов ([info]husainov)
@ 2010-12-26 17:14:00

***
Туманный день бесцветен, как с похмелья,
Лежит зима подушкой пуховой,
И легкий снег, как сладостное зелье,
Дорогою проходит верховой.

Тут как подумаешь, что мы с тобой могли бы
Найти в лесу каких-нибудь опят...
Деревья, как обглоданные рыбы,
Глазами в небо сонными глядят.

Все чисто-чисто, даже как-то больно
Смотреть за реку, лес и перевал,
Где, ошалев от бесконечной воли,
Лежит себе заснеженный Урал.

И лишь дымами как-то обозначен
Приют, что отыскался для души,
Где, отдыхая от трудов вчерашних,
Уснули люди,звери, мураши...

Как будто сбросив тягостную ношу,
С разглаженными лицами святых,
Уснули все, и даже запорошен
Весь двор большой... Пожалуй, золотых

Здесь не сыскать огней ли или денег,
Как тех опят в заснеженном лесу.
Но словно пред началом песнопенья,
Вдруг что-то сдвинулось подобно колесу.

И тут младенец, спавший в колыбели
в свой первый день на сладостной земле,
Открыл глаза. Невиданный доселе
Он видит мир, он чувствует в тепле,

Надышанном уснувшими родными,
Животными, что тоже рядом спят,
Такой уют, что даже холод зимний,
Которым мир, как мороком объят,

Вдруг затрещал, как лед речной, могучий,
И в полынье забрезжила вода,
И освещая ярким блеском кручи
На небе сонном вспыхнула звезда. 

И мы с тобой, потерянные дети,
Не зажигая света в темноте,
Вдруг обнялись- одни на белом свете-
И не одни - в великой пустоте.

26 декабря 2010