November 23rd, 2009

летчик

Юрий Казарин






* * *
Н.
В ночном окошке снег. Светло.
Идут, идут по стенам слоники.
Лежу, как снег на подоконнике -
снег, пролетевший сквозь стекло,
как свет. Как взгляд. И нам тепло.

А время падает в окно,
как снег в военной кинохронике,
как снег и свет на подоконнике
снаружи - в ангельской стране,
где ходят, ходят по стене,
по росту выстроившись, слоники
в невероятной тишине.



* * *
Шепотом дождь поёт. Значит, вот-вот зурна
вступит и замолчит. Кукла больна. Она

смотрит не из себя, а из земли сквозь нас
в бездну, и вновь в себя - не закрывая глаз.

Пухом земля - земле. Снегом земля - душе.
хлеб с золтой ноздрёй весь отражён в ноже.

Осень сошла с ума. Осень сошла с ума.
Осень сошла с ума. Значит, уже зима.
я

(no subject)

* * *
Жаром хрусталь помутился
от гефсиманских осин -

в русские боги сгодился
горько обиженный Сын.

Здесь,
где сажали то на кол,
то на бетонный настил,

слабый хрусталик оплакал
всё, что вместил.
летчик

Александра Киселёва






*

Жучка прыгает в оркестре
Дующих солдат.
А солдаты чуть краснеют
И из золота чадят.

Жучка взвизгивает, вьётся:
«Яй!»
И один солдат на солнце,
Возле тёплых ваз бульвара,
И под буйною листвою
Думает:
«Эх, рай!»

Ещё стихи:

http://seredina-mira.narod.ru/alexandra-kiseleva.html