Евгения Изварина (evizvarina) wrote,
Евгения Изварина
evizvarina

Александр Петрушкин

Оригинал взят у me_ga_lit в ПРИБЫТИЕ
ПРИБЫТИЕ

Гинденбург упал. Бабочка-поводырь
ведёт прилетевших по лестнице винтовой.
Фотографы носятся, снимают, как стружку, бинт
с пустотных кадров.
Один из пассажиров трогает их рукой,
пытается их разбудить, вывести на поля
трещащей, как фотовспышка, сороки, и
рука не чувствуя ни ожога и ни огня –
в звуке крутящемся пепла,
как ладонь судии, висит
Канаты стальные – ещё не достигнув земли –
скручиваются вокруг невидимой нам змеи
как на катушку хроники синема ,
где в чёрно-белом и в мае
причудится нам зима.
Гинденбург упал, удлиняясь, как океан,
вырванный, как канат, из всех своих ран,
как Севастьян святой, возвращается из катакомб
чтоб излечиться и быть для своих окном.
Пассажиры спускаются, камни меж них летят
выстраиваясь в – поданный прежде времени – трап
но через три минуты сорока кивнёт хвостом
и паром всплывёт из-под земли паром.
(27/10/2017)


Tags: поэты
Subscribe

  • Алексей Кубрик

    * * * Спросонок я тебя поцеловал, а дальше… дальше я не помню. Лепечем что-то… ангельский хорал… Прислушаемся… Серая колонна от Горенок — Владимирка,…

  • Илья Будницкий

    Из цикла Прекрасная Елена * Кочерга. Раскалённые угли. Перед печкой сырые дрова. И кора, точно платье на кукле, Безнадежно корява, крива, И мертва,…

  • Владимир Гандельсман

    *** Получил, говорит, в столовой суп, холодный борщ, сел, ссутулясь, хлюп, хлюп (мать — ребенку: ты не топорщь глаза), сижу, говорит, нищ и небрит, и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments