Евгения Изварина (evizvarina) wrote,
Евгения Изварина
evizvarina

Category:

Виталий Кальпиди (с днем рождения!)

* * *

Про сквозняки в трубе внутриутробной,
про изумлённых нежностью мужчин,
про тёплых рыб, про женщин хладнокровных
с волосяным покровом узких спин.

Про то, как отвратительно и быстро
сбежал отец работать мертвецом,
потом про то, что не имеет смысла
быть в принципе кому-нибудь отцом.

Про литератора, который обоссаться
придумал сдуру, едучи в метро,
про то, какую цепь ассоциаций
он мог бы вызвать у Эдгара По.

Про сладкий хлеб, про слесарей Челябы.
Про двух щенят, убитых во дворе.
Про конский топот падающих яблок
в так и не наступившем сентябре.

Про мысли деревянные природы
(особенно прямые у сосны).
Про то, что у страны есть тьма народу,
а у народа – только тьма страны.

Про молодых, да раненых, да ранних,
кто «в клещи» брал поганый Хасавюрт,
про клятву их на найденном Коране,
раз Библию в бою не выдают.

Про то – как по лицу нас полицаи,
лакейскую выказывая прыть.
Про то, как я отлично понимаю,
что некому мне это говорить.

Про то, про сё, про самое простое.
И уж совсем неведомо, на кой, –
про то, как Менелай доплыл до Трои,
застав там только Шлимана с киркой.

* * *

Южней земли, левее неба
и ниже неба и земли,
в конце страны, в начале хлеба,
на глубине и на мели

то происходят, то не очень
потоки материнских вод,
покуда ночь над ними дрочит
то быстро, то наоборот.

То жизнь – сестра, то смерть – кузина,
то Зинаида Пастернак
спешит домой из магазина,
всё время ускоряя шаг.

То Заболоцкий Мандельштаму
вгоняет в сердце огурец,
то малолетка видит маму,
когда в неё торчит отец.

А то старик, не понарошку
рыдая, пробует запеть,
неимоверно гладя кошку,
боясь догладить не успеть.

Ему природа, зеленея,
уже свистит из соловья:
"Чем дальше, тем ещё сильнее
я буду не любить тебя..."

Он соловья берёт за плечи
и выдыхает в соловья:
"Мы смертны так небезупречно,
что вечны раз в четыре дня".

То сучья вспыхнули, как порох,
то сучий потрох на руках.
То всюду – страх, который – шорох,
хороший шорох, а не страх.

То в смысле плохо переносном
в Кремле кривляется урод.
И снег такой, что липнет к дёснам
и остужает тёплый рот.

А то из детородной глины
младенца вытолкнут взашей,
и тот с пенькою пуповины
орёт, повешенный на ней.

То я снегирь, то ты синичка,
то, если глянешь за окно,
там наготове пичкать птичку
заплесневевшее пшено.

Украдкой Бог укоренится
в нас метастазами молитв,
пока нам на ветвях сидится
и лапка левая болит...
Tags: поэты
Subscribe

  • (no subject)

    * * * Гранит ли тронула остриём весна? Друг друга ли, нелюдимы, ещё не встретившись, узнаём по неуверенности: со льдины свои ли – сняты и…

  • (no subject)

    Мои стихи в новом номере журнала "Волга" https://magazines.gorky.media/volga/2021/3/vzapuski-ne-probleski-li-odni.html Благодарность сердечная -…

  • (no subject)

    * * * Облаку дыр, холмику дат снись, пассажир - горше стократ сна своего… Трещиной в лёд впаян – кого время не ждёт.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments